Dixi

Архив

Интернет-магазин


Рамиль ГАЙНУТДИНОВ (г.Самара)

Гайнутдинов    

Осень на Волге                                                        

Пароходы, пароходы, пароходы

Увезите навсегда мою печаль.                                                            

Вы, как Волги удивительные воды,

Все спешите, уходя куда-то вдаль.                                                      

 

На минутку призадумаюсь в сомненье

Острой льдинкою тоска кольнет в  груди,

И, как лист осенний, унесет теченьем

То, что было, и что будет впереди.

 

Журавли зовут кого-то в сером клине,                                                     

На душе и в жизни стало холодать.

Видно осени даны права такие —

Всех отставших и заблудших собирать.

 

Ты течешь издалека и очень долго

Пробиваясь сквозь преграды вновь и вновь

Только ты, моя безудержная Волга,

Успокоишь сердце и вернешь любовь.

 

Сколько минуло тревог и расставаний…                                            

Не оставила следов в реке вода.

Города и страны — для воспоминаний,                                               

А Россия с Волгой — навсегда.                                                    

    

 

Бриллиантовая брошь                                  

Сколько лет тебе, милая, ты, конечно, не скажешь,

Ни к чему в огорченье календарь обрывать.

Для меня ты как песня, до конца недопетая,

Как цветок хризантемы, зацветший опять.

 

В этом платье из ситца ты похожа на осень.

И быть может когда-нибудь, как и сто лет назад

«Кто создал красоту? — мальчик девочку спросит. —

Посмотри, как прекрасен золотой листопад».

 

Я люблю тебя очень, и это не скрою

Хоть волос твоих золото белый снег припорошил

А года — что ж, года — пусть идут чередою,

Они просто оправа к бриллиантовой броши.

 

                                        

Март в окне                                             

Солнца луч упал на крышу — птахи малые вспорхнули,                   

Окна марту открываю — что ж он делает со мной!           

А струна в гитаре рвется и звенит не потому ли,                          

Что красивая и гордая ты проходишь стороной?

 

Брызги солнечной капели все сильнее с каждым часом,                            

И дыханья не хватает от предчувствия любви.

Почему ж я не решаюсь подойти к тебе с вопросом?      

Может, я боюсь ответа, или синих глаз твоих?

                    

И бегут года, сплетаясь в зимы, весны и метели,                                                 

Так же с каждою весною ты надеешься и ждешь.

А когда она приходит — ты смотри, смотри за нею,                       

Ведь любовь — не ключ от дома, потеряешь — не найдешь.                                                   

 

Таежный романс

Где зеленый океан тайги бушует

Где природа еще девственно чиста                           

Там глухарь подруге о любви токует

Там царят смятенье чувств и красота   

                                                                       

Таежных сосен кроны ветер хороводит

Неба синь — до ослепления в глазах

И багульника чарующий дурман по сопкам бродит

Оставляя горький привкус на губах

                               

Я не знаю мест чудесней и роднее                                                                                

Дым  костра, смолы шипенье на  дровах                                                                                          

Должен я туда вернуться поскорее                                   

Где еще осталась искренность в  глазах      

                                                                                                                                                                                     

Вновь негромкие гитары переборы                                                      

Сердце щемят у огня в тиши ночной                                 

Здесь, у северной реки, на миг затихнут наши споры           

И в душе наступят счастье и покой                                                              

 

 

Опять в Париже, сорок лет спустя        

Друзья, завидуйте, сегодня я в Париже!

Ах, сладкие слова — мадмуазель, же тэм, бонжур…

Забыть на время грязный хлев, навоза жижу,                     

И слышать лишь — шанель, лямур, Диор, кутюр…

 

Они, французы, кое-где совсем как мы,

И урожай, поди, давно уж не видали.                  

Вот Елисейские поля стоят — не паханы с весны,

А чтоб сорняк не рос — асфальтом закатали.

 

У них в сортире, прошу пардону, в туалете

Родные надписи увидел на стене.

Как правильно Владимир Семенович подметил —

Международный русский мат всегда в цене.

 

А с Эйфелевой башней-то они нас обошли —

Повыше будет, чем у нас в Сибири.                      

Ну, наконец-то и в Париже нефть нашли.              

Понятно — больше сотни лет бурили.   

                                 

А в ресторане здесь лягушьи лапки подают            

С картошкой жареной и под названьем «фри».                 

Видать, во Франции животноводству-то капут,

От голодухи на лягушек перешли.

 

Хоть тридцать лет мы не видали урожая,                                    

Но сострадание имеем  к ихним Жанам.                           

Парфюм и женщин французских уважая               

Деревней всей поможем парижанам.     

                                                                                                                      

А речка Сена — ну как-то очень хилая:                           

Ни карася, ни ершика, ни окунька.

Хоть и в Париже, но не впечатлила —                                                 

Коль нет рыбалки — это не река.

 

Вот по Монмартру я хожу, красоты вижу,

Да грустно на душе который  раз подряд:

Хоть хорошо гулять по городу Парижу,                       

А Елисейские поля так и не паханы стоят.

 

 

Перекресток  жизни

Я стою на перекрестке,

Предо мною три пути.

И решить совсем непросто —

По какому ж мне идти.                          

 

Шаг налево — лучше в пропасть.

Шаг направо — конь храпит.

Ну а прямо — слишком гладко,

И скатерка впереди.                                                           

           

Может, мне вернуться надо,

Только кто ж меня поймет?

Ведь сутулого награда

За спиною меня ждет.

 

А летать я не умею,

И провидцем мне не быть.

Потому-то и не смею

Сделать шаг, вперед ступить…                                            

                               

Тем, кто сзади, им неймется.

Но дороги ровно три.

Выбирать одну придется                                      

Как нам грешным ни хитри.

 

Судьба — дорога, и кто б ты ни был,                   

Просто так не обойдешь.

В жизни так — какую выбрал,

По такой, брат, и пойдешь.

 

Оглянись              

Мы куда-то бежим, все зачем-то спешим,

Проводя дни и годы, и всю жизнь в суете.

Оглянуться назад, остановиться на миг?

Не хватает нам мудрости разобраться в себе.               

 

Может статься такое — все окажется зря.

Жизнь покажется шуткой и насмешкой судьбы.                    

Но при всех неудачах расслабляться нельзя,

Ведь не зря ж человеком называешься ты.                                 

 

Кто-то выше летает — голубых он кровей.                            

Кто-то жизнью доволен — деньги, слава, почет.

Но, быть может, все рухнет — богу сверху видней,                    

И фортуна предъявит ему гамбургский счет.

 

Ты один, и штормящее море как открытая рана.                

В клочья парус изорван, а в трюме — течь корабля.

Сквозь ревущие волны слышен крик капитана:                         

— Расслабляться нельзя, расслабляться нельзя!

 

Жизнь несется как поезд, и не видно границ,                                    

В городах сумасшедших нет нам покоя.

Но… послушайте время, тишину, пенье птиц,

Вы поймете, что в жизни есть и что-то другое.

 

Поезд мчится, а сердца стук все слышней и слышней,

И любимой улыбка с каждым днем все дороже.   

Как хотелось бы снова пройти вместе с ней

Там, где были мы счастливы и много моложе.

 

 
html counter