Dixi


Елена ШАЙКОМАЛОВА (г.Кемерово) ХОЧУ ВЕРИТЬ ТЕБЕ, ЧЕЛОВЕК

Шайкомалова

Предисловие

Здравствуй, дорогой читатель. Не знаю, юн ли ты, или уже не очень. Давно ли путешествуешь по страницам своей жизни, или же только ступил на этот нелегкий, но интересный путь. В любом случае, хочу рассказать тебе одну историю. Нет, это не поучительный навязчивый рассказ, коих тебе уже великое множество приходилось слушать от умных и авторитетных мудрецов. Это всего лишь маленькая история. История про охотников и волков. Про человека и животного. Про долю человеческого в звере и долю звериного в человеке...

Но все это лишь слова, а впереди нас ждет увлекательная сказка.

 

Глава первая

Это случилось прошлой зимой. Было ясное морозное утро. Высокие сосны, царственно вытянувшись, поблескивали на солнце своими белоснежными шапками. Тишина и покой господствовали в лесу. Вдруг грянул выстрел. За ним еще один, а после издалека донесся звонкий лай собак — верный признак начала охоты.

Молодой волчонок бежал со всех ног. Его по пятам преследовали страшные звери с палками, издающими грозные рваные звуки, после одного из которых у его матери потекла кровь из груди. Она запнулась и упала на бегу как подкошенная, кувыркнувшись пару раз.

— Беги! — крикнула волчица сыну. — И не оборачивайся!

Убедившись, что он послушно продолжает бежать, она, хрипло дыша, бросилась навстречу охотникам.

«Береги себя», — подумала мать, мысленно моля лес позаботиться о ее сыне, и тут же прыгнула на ближайшего человека с ружьем… Грянул еще один выстрел. Ворон с громким криком взметнулся с верхушки сосны.

А малыш продолжал бежать. Боясь даже смотреть, что там происходит позади него, он несся вперед, перепрыгивая через пни и корни деревьев. Наконец шум погони стих. Запыхавшийся волчонок остановился и стал всматриваться вдаль. Никого. Ни тех страшных диких зверей, ни матери.

«Мамочка, ну где же ты», — он топтался на месте, не зная, что ему теперь делать.

Вдруг сильная боль пронзила заднюю лапу. Чьи-то мощные челюсти сомкнулись на маленькой ножке. Слезы брызнули из глаз. Волчонок завыл от беспомощности и завертелся на месте. Он никак не мог увидеть того, кто напал на него, однако боль не проходила. Рухнув на покрывшийся алыми пятнами снег, он заметил странную штуку, прочно державшую его лапу. Волчонок попытался снять ее, ковырял зубами, царапал, но она не сдвинулась с места.

«Не могу больше... — задыхался он от острой боли, — надо убрать ее, скорее убрать…»

Решившись перегрызть ногу, волчонок сделал вдох и уже приготовился сомкнуть клыки, как вдруг из-за дерева выглянула девочка.

— Ой, маленький… Какой ужас, — прошептала она, — что же они творят… Тебе ведь больно!

Девочка осторожно подошла к волчонку. Тот зарычал и попытался встать.

— Тише, тише, я помогу тебе.

Таня, а именно так звали девочку, присела рядом с ним и посмотрела ему в глаза.

— Верь мне, — спокойно произнесла она, хотя внутри у нее все дрожало.

Глубоко вздохнув, она быстрым движением рук разомкнула железный капкан. Волчонок взвыл и кинулся на девочку, впившись зубами в палку, которую Таня предусмотрительно подняла между ними. Их глаза вновь встретились. Глаза волка и глаза человека.

— Видишь, я обещала тебе помочь и сделала это, — все так же стараясь держать голос ровным, сказала девочка.

«Это правда, — подумал волчонок, — она не похожа на тех зверей, преследовавших нас».

Он отпустил палку и посмотрел на свою раненую лапу. Боль стала тише, но кровь продолжала идти.

— Я могу перевязать ее, — немного помолчав, проговорила девочка. — Но для этого нам придется сходить к моему дому.

Таня сняла шаль, положила ее на руки и посмотрела на волчонка, как бы предлагая ему лечь на нее. Тот недоверчиво посмотрел на нее, затем отвернулся и сделал, хромая, пару шагов в сторону леса. Больная лапа не давала ему нормально идти, и он вновь оглянулся на девочку.

«Могу ли я ей верить? — подумал волчонок, ища ответ в глазах этого человека, который вместо дымящихся палок и диких криков все так же спокойно стоял на коленях и протягивал ему руки, накрытые шалью. — Хочу поверить…»

Теплые руки осторожно укутали волчонка в пуховую накидку. Теплые руки прижали его к такой же теплой груди. Теплая улыбка сделала боль в лапе чуть тише.

 

Глава вторая

И вот прошел год с того момента, как Таня принесла волчонка в дом на окраине деревни. Поначалу он жил в коробке в сарае. Подстилка из соломы, регулярная перевязка лапы — девочка окружила его заботой, благодаря чему волчонок вскоре пошел на поправку. А теперь он вновь вернулся в лес, на волю. Примкнул к стае.

Однако иногда волк возвращался к ней. Он приходил поздно вечером, садился у самого края леса и коротко выл. Отец загонял Таню в дом, брал ружье и отправлялся с другими односельчанами ловить зверя. А в это время волк осторожно подходил к дому девушки и садился напротив желтого окна.

Вот и сегодня он решил навестить ее. Отец ушел, а Тане уже не терпелось вновь увидеться с другом детства. Девушка выглянула в окно и долго всматривалась вдаль. А волк следил за ней, сидя под кустом сирени.

— Где ты, Рикки? — негромко позвала Таня, но ответом послужил лишь шелест опадающей листвы.

Девушка вышла на улицу. Прохладный ноябрьский ветерок всколыхнул прядь волос на плече. Поежившись от холода, Таня уже хотела вернуться в дом, как вдруг что-то холодное и мокрое коснулось ее ладони.

— Рикки? — девушка медленно обернулась. Перед ней стоял тот самый волчонок, которого она вылечила прошлой зимой. Только он уже значительно подрос и головой мог свободно упереться ей в живот. — Какой ты стал большой, — с улыбкой проговорила она.

Волк повел ухом — где-то вдали раздался лай собак.

— Верно, это они тебя ищут, — немного грустно сказала Таня. — Вижу, ты уже совсем поправился.

Девушка осторожно протянула волку руку, смотря ему в глаза. Тот, немного помедлив, сделал полшага вперед и немного наклонил голову. Таня запустила пальцы в его густую шерсть и слегка потрепала за ухом. Они постояли так немного в полной тишине, лишь поскрипывали качающиеся на ветру старые качели. Человек и волк.

Вдруг волк насторожено дернул ухом и зарычал.

— Что такое? — спросила девушка и тут же получила ответ: вдали появились фигуры людей с фонарями. Раздался выстрел. Волк зарычал и хотел броситься на них, но Таня остановился его. — Не надо, не трогай их. Убегай скорей домой, а мне они ничего не сделают.

Волк недовольно заворчал, но после очередного выстрела побежал в сторону леса.

Отец  девушки, быстрее всех оказавшийся возле дома, вдруг замер. Когда волк попал в полосу света от окна, охотник узнал его.

— Это же тот самый, — с ненавистью проговорил он, — это его мать в прошлом году загрызла моего друга! — тут его глаза налились кровью, рука еще сильней обхватила ружье, жажда убийства завладела разумом.

Тут подоспели и остальные охотники.

— Вон он! — закричал отец девушки, указывая в сторону леса, туда, где только что скрылся волк. — За ним!

— Нет, стойте, — попыталась остановить его Таня, — не надо убивать!

— Отойди, Танюха, — охотник оттолкнул дочь, — иди в дом и не выходи оттуда, а мы сейчас с этим разберемся, — и он сорвался с места, а вместе с ним и остальные. Спустили собак. Началась охота.

 

Глава третья

— Беда, братья! — крикнул запыхавшийся волк, — за мной гонятся охотники!

— Опять эти звери, — вожак вскочил на ноги, — собрать всех, мы окружим их и разорвем на части.

— Нет, не надо, давайте просто уйдем, — возразил волк.

— Кто ты такой, чтобы ставить под сомнение слово главного? — грозно рыкнул один из старших волков, былой вояка с разодранным собаками ухом.

— Я Рикки, — тихо, но гордо проговорил волк.

— Ха, ты все еще помнишь то имя, которым тебя окрестила эта девочка? — усмехнулся кто-то из стаи. Другие же просто покачали головой.

— Послушай, — обратился к волку вожак, — ты должен отпустить прошлое. Ты же знаешь, твою мать уже не вернуть, теперь мы твоя семья. Я обязан защищать всех вас и для этого порой приходится применять жесткие меры. Сейчас нам грозит опасность, и мы должны защитить себя.

— Но убивать их всех… У них ведь тоже есть семьи, дети…

— Но они сейчас не с ними. Они выбрали иной путь, путь войны, и мы ответим им тем же.

— Что ж, я понял тебя. Но я первый выйду к ним. Все равно они идут за мной и, убив меня, скорей всего вернутся назад, а вас не тронут.

— Это ни к чему…

— Нет, это нужно мне. Я хочу это сделать. Я видел людей гораздо ближе, чем ты. Я сам чуть не погиб из-за них. Но также я знаю, что им свойственна и доброта. Таня просила меня не убивать их, тем более среди них есть ее отец. Я не могу забыть о ее просьбе.

— И ты готов отдать свою жизнь на суд людской? Ты глупец! Они застрелят тебя и глазом не моргнут. Мы для них не больше, чем мясо и шкура. А то и вовсе развлечение.

— Я был обречен еще тогда, год назад. Не думаю, что что-то теряю.

Вожак долго смотрел на него. Затем коротко кивнул.

— Мы будем рядом.

И волк пошел. Навстречу судьбе. Навстречу диким зверям с дымящимися палками. Навстречу грозному звуку, подобному разрыву сердца. Он вышел на просеку и сел на холодную землю в покорном ожидании.

Люди были уже тут. Разгоряченные быстрым бегом, румяные, они сразу же направили дула ружей на лесного зверя.

— Стойте, он мой! — крикнул отец девушки.

«Наконец-то я нашел тебя, быстро же ты бегаешь, — словно в лихорадке подумал он, прицеливаясь дрожащими от возбуждения руками. — Ну же, подойди ближе, чего же ты не нападаешь?»

Но волк и не собирался нападать. Он смотрел на толпу охотников и вспоминал о теплых руках, согревших его среди забрызганного кровью снега.

— Ну что сидишь, поджав хвост? Испугался?! — крикнул ему отец Тани.

Но волк так и не шелохнулся. Он лишь грустно смотрел на человека, страстно желавшего его убить.

И тут на просеку выбежала Таня. «Нет, зачем ты здесь? — волк сразу узнал ее и вскочил на лапы. — Не хочу, чтобы ты видела это».

  Стой, папочка, не стреляй в него!

— Отойди от него, Танюха, я же сказал тебе сидеть дома! Этот зверь опасен, он…

— Да нет же, я его знаю, он добрый.

— Что ты можешь знать о них, неразумная девчонка? Его мамаша убила моего друга!

— Лишь потому, что вы напали на них! Они же просто защищались.

— Нет, они звери, зверьми были, есть и будут! Они могут только убивать.

— Тогда чем ты лучше них? — прошептала девушка, а по щекам у нее потекли слезы. Она подбежала к волку и упала рядом с ним, загородив его собой. Волк осторожно понюхал ее, лизнул соленые дорожки на щеке. Затем уткнулся влажным носом в щеку и с мыслями «как же тепло рядом с ней» лег у ее ног.

— Таня, что ты?.. — изумился отец.

— Не смей его трогать. Убьешь его — убьешь меня.

 

Глава четвертая и последняя

Волк вернулся в стаю. Все недоумевали, как ему удалось выжить, ведь добровольно выйти навстречу охотникам — это верная смерть. Однако он сказал им:

— Дело в том, что я встретил человека. Настоящего человека, а не тех, кто ставит нам капканы. Не тех, кто гонится за нами с ружьями, крича и улюлюкая. Нет, люди не такие. Они добрые и любят жизнь. Я видел, и теперь я точно уверен.

А Таня выросла. Отец ее так и не понял, что пыталась донести до него дочь, и в итоге спился. Девушка устроилась на работу в ближайшем городе. Она была продавщицей, техничкой, даже как-то устроилась грузчиком, но все это было не то. И вот наконец она устроилась работать в зоопарк. Таня чистила клетки, разговаривала со зверьми, расчесывала им шерсть, лечила. Сначала они отнеслись к ней с опаской, как и к другим людям, однако позже полюбили. Звери чувствовали, что сейчас рядом с ними человек. Его трогать нельзя, да и незачем кусать. Он такой же житель планеты Земля, как и они. Он тоже дитя природы.

Но тогда кто же те, другие? Те, кто глазеет на них ежедневно, ежечасно по ту сторону клетки? Те, кто кидает им свои объедки, те, кто корчит им гримасы? Должно быть, это просто еще детеныши. Наверное, они еще слишком юны и неопытны. Но придет время, и они все поймут и перестанут себя так вести. Да, непременно. Ведь каждый из них — человек. И мы, звери, птицы, все живое — мы хотим ему верить.

Ведь ты не просто так вырубаешь деревья, осушаешь реки? У тебя наверняка есть причина беспощадно убивать и губить нас, хладнокровно после отмывая руки от крови в ближайшем роднике.

 

Мы верим тебе, Человек.

 
html counter