Dixi


Литературное объединение «Новые писатели».

Занятие двадцать шестое

 

Добрый день всем!

Нынешнее занятие будет коротким, при этом оно предполагает быть продуктивным, для этого у нас есть все возможности.

В деле написания хороших текстов, как мы уже неоднократно об этом говорили, тренинг имеет значение немаловажное. Мне видится сравнение с художником, который на этапе обучения мастерству работает в мастерской с натурой, на пленэре с фактурой света, тенью, колористикой... У каждого из подобных занятий своя задача.

У нас сегодня предполагается следующее. Есть отработанная схема, которой следует не одно поколение людей, пытающихся учиться писать литературные тексты. Дается начало рассказа и его финал. Задачей автора становится вписать внутрь то, что сделает рассказ рассказом. По сути — дать свою версию скорее всего уже написанного ранее. Понятно, что из подобной болванки надо «выточить» нечто по-максимуму совершенное, показав себя мастером, а не халтурщиком, не выбросить в итоге в отходы изначально вполне пригодную для дела заготовку.

Чего добивается автор, используя эту технику? Во-первых, включая воображение, автор все же ограничен логикой финала, поэтому должен выстроить стройную конструкцию, достаточно прочную, чтобы закольцевать начало с окончанием. Во-вторых, автор учится подгонять свои стилистические наработки к конкретной задаче (иногда это необходимо, а вообще-то просто надо уметь). В-третьих, это дисциплинирует, помогает быть жестким по отношению к себе, помогает убирать ненужные эмоции, включать при необходимости реверс, то есть производить коррекцию. В дальнейшем подобные навыки могут оказаться весьма полезными в вашей литературной практике.

 

Чтобы вам было не так скучно, мы сразу предложим и бонус, конфетку, которая станет призом в этой работе.

Два лучших рассказа, написанных на тему нашего сегодняшнего занятия, будут опубликованы в сборнике, который выйдет по итогам нашего постоянного конкурса «Новые писатели». Естественно, определить победителей мы доверим вам.

Если интересно, приступим.

Причем, мы предлагаем вам два варианта. На выбор.

 

Первый.

 

 

Теперь — хорошо

 

 

Да ладно, кафе как кафе. Кстати, кофе у нас неплохой, можно сказать — хороший. И все другие атрибуты. Вот и охранник Джон в уголке — как полагается. И пара посетителей в наличии. Полный комплект, чтобы умереть со скуки.

Я запустила диск с Кристиной Агилерой и едва успела сделать звук по возможности комфортным, когда в заведение вошел он.

Такой же вылизанный, хотя уже рыхлый. Сколько ему сейчас? Уже наверное сорок или сорок один. Старый.

Он был одет по сезону — легкая весенняя светло-коричневая куртка распахнута, под ней стильная рубашка в тон, брюки тщательно отглажены. Он улыбнулся, ну конечно, у него все хорошо. Проходил мимо и зашел выпить чашечку кофе…

Я отвернулась, начала переставлять напитки в витрине. Больше пятнадцати секунд он никогда не выдерживал, торопыга.

— Девушка, я хотел бы кофе! Девушка! Мне что, до бесконечности здесь ждать?

Я обернулась, улыбнулась легко: «Привет!»

Ты?

 

. . .

 

Джон достал из пачки сигарету, показал на выход: «Пойду покурю. Да, послушай, надо бы позвонить. Или пусть еще посидит?»

Я улыбнулась: «Ему хорошо. Пусть посидит».

 

Он сидел за столиком и уже не дышал. Ему и вправду было теперь хорошо.

 

 

И второй.

 

 

 

НАФТАЛИН

 

 

            В детстве она не любила Достоевского. Он навевал какую-то жуткую необъяснимую тоску, а после его романов ей хотелось утопиться или повеситься, броситься под поезд или пойти на панель.

            А потом она добровольно приехала в Питер и поселилась на улице Коломенской в мансарде старого дома, который наверняка посещал Федор Михайлович.

Почему именно Питер, а не Москва? Это произошло подсознательно. Встала как-то утром, взяла деньги, поехала и купила билет. А уже через неделю вышла из поезда «Нижний Новгород — Санкт-Петербург» на Московском вокзале.

Там ее и поймала за рукав хозяйка мансарды, Мария Степановна. Потом Мария Степановна призналась, что поначалу приняла ее за проститутку, приехавшую на заработки.

Мерзкая старушенция! Но при этом — манеры и вкрадчивый интеллигентный голос. Закрой глаза, и сразу представишь бывшую выпускницу Института благородных девиц. О ней Федор Михайлович точно роман бы написал, будь он нашим современником.

Она почти не торговалась, и уже через полчаса входила в свою мансарду, больше похожую на собачью конуру. Ванной комнаты там никогда не было, дверь в туалет прямо из маленькой тесной кухоньки, куда с трудом втиснулись небольшая газовая плита и облезлый умывальник.

Здравствуй, город Петра и Достоевского, Бориса Гребенщикова и Виктора Цоя! Ей теперь здесь работать и жить, писать свои стихи и песни. И непременно выйти замуж за питерского интеллигента. Ей жутко надоело местное крепко пьющее провинциальное быдло.

 

. . .

 

Три дня тому Лемберг нашел ее в Интернете и сходу признался в любви: «Жаль, что так у нас все тогда сложилось. Ты — самая лучшая из тех, кого я знал и знаю».

«Все мужики — вруны, усмехнулась она. — Национальность и место проживания значения не имеют. По крайней мере, для меня».

Уже год как она в разводе. Теперь живет в Москве, подальше от питерской сырости и кудрявых умников. Потребность в Достоевском отпала сама собой.

Нафталин!

 _____

Удачи!

 

Да, вот еще что. Сроками мы ограничиваем — рассказы должны быть отправлены не позже 31 марта сего года. Рассказы мы будем размещать по мере их поступления (почта все та же — konkurs_newwriters@mail.ru) на отдельной страничке в разделе «Литературное объединение».

 

А следующее наше занятие мы посвятим экспромту.

Мы попросим вас написать что-то (совершенно не важно что) за тридцать минут. И прислать ваш текст в адрес литературного объединения.

Только одна просьба: честно – тридцать минут. Ни минутой больше.

Не важно, что у большинства скорее всего ничего связного не получится. Важно, что подобный опыт выявит основные ваши литературные достоинства, покажет, над чем надо работать более всего.

 

Ну, вот теперь – до встречи!

Читайте нас, пишите нам, будьте с нами.

 

 

 

 
html counter