Dixi

Литературный четверг

Архив



Борис ВАРАКСИН (г. Москва) ХЬЮ И ДЖЕРРИ...

Вараксин

Он всегда был немного сумасшедшим. Наверно, потому и покорил её сердце. Если группа отправлялась в поход, то самый тяжёлый рюкзак тащил именно он. Он первым перебирался через бушующую реку, чудом цепляясь за подводные камни и ежеминутно рискуя сломать себе шею на стремнине. Дальше всё становилось куда проще — ведь перебравшись, он первым делом закреплял надежный канат. Забирался на такие скалы, куда и со страховкой-то не всякий влезет, и пробирался в пещеры, в которых если и можно было передвигаться, то только ползком… Он ложился последним и вставал раньше всех, помогал уставшим и подбадривал отстающих, был несгибаемым оптимистом и хладнокровным аналитиком в трудной ситуации. В общем, он был лидер по натуре и его лидерство никто не оспаривал.

Они полюбили друг друга и жизнь их вошла в размеренную колею. Он действительно был хорошим парнем и заботливым мужем. Но семейные заботы не убили в нём тягу к приключениям, и это могло рано или поздно кончиться печально. Впрочем, ему было на это наплевать.

Они поехали погостить к её дедушке, Джону. Тот жил в Пуэрто-Рико, вдали от мирской суеты. Наведывались к нему нечасто, да он особо и не настаивал на посещениях. Такой характер. Кстати, дедушке Хью понравился. Джерри сразу поняла это и была очень рада. А через несколько дней старина Джон с таинственным видом поманил их за собой.

Все трое прошли в большой сарай, в который давно уже никто не заглядывал. В тёмном помещении ничего нельзя было разглядеть, пока Джон не распахнул скрипучие ставни. Свету прибавилось, и Джон принялся передвигать какие-то щиты, брезентовые тенты и прочий хлам, который скапливается годами. Хью и Джерри с недоумением смотрели на всю эту возню, следствием которой явилась поднявшаяся пыль, от которой становилось трудно дышать. Наконец Джон довольно потёр ладони и… Молодые люди ахнули: из-под горы мусора выглядывал… самолёт.

С этой минуты Хью словно подменили. Он буквально помешался на найденном раритете. Вместе с Джоном они разобрали одну из стен сарая и выкатили машину на воздух.

Выглядел биплан двадцатых годов прошлого века скверно. Место ему было не в воздухе, а на свалке. Помятые бока, потёртая обшивка… Двигатель, смолкший лет восемьдесят назад, вряд ли б когда завёлся. Однако у самолёта были и пропеллер, и приборы, и штурвал. В общем, у кого другого при взгляде на подобное сокровище опустились бы руки, но не у Хью. Для него это была находка, о которой он не смел и мечтать.

Дальнейшее предугадать нетрудно. Джон и Хью перестали замечать время и вообще прекратили всяческое сношение с миром. Все их мысли были поглощены летательным аппаратом. Как он здесь очутился? Наверно, остался от отца Джона, при таинственных обстоятельствах объявившимся на острове и столь же таинственно исчезнувшем. Джон ничего не делал с самолётом потому, что был, во-первых, не в ладах с техникой, во-вторых, у него было слабое сердце, а в-третьих, он дал слово своей жене, что и пальцем не притронется к сему бесовскому порождению человеческого разума. Бабушка состояла в какой-то религиозной секте, отличающейся особой стойкостью к мирским соблазнам и была на хорошем счету у своего наставника пастора Джойса, который эти самые самолёты просто ненавидел. Теперь Джон остался один, а так как на девяносто втором году жизни следить за сердцем стало попросту бессмысленно, решил тряхнуть стариной и взлететь-таки под облака. Благо, положиться в этом деле было на кого.

На починку биплана ушло не менее полугода. И всё это время Хью о чём-то сосредоточенно размышлял. В его голове явно зрел какой-то план. Но делиться своими замыслами он не спешил.

Наконец настал день, когда двигатель после ряда безуспешных попыток фыркнул и… завёлся. Это был настоящий праздник. Сбежались все окрестные любители воздухоплавания. У некоторых из них были свои самолёты — красивые, современные, напичканные новейшей аппаратурой. Такого как у Джона не было ни у кого. Это было настоящее чудо, и видавшие виды пилоты восхищённо цокали языком.

Самолёт был двухместным, но для начала его требовалось облетать. Хью, имевший в этом деле некоторый опыт, дал газу и самолёт, переваливаясь, покатил под уклон, набрал скорость и… взлетел! Все закричали, в воздух полетели головные уборы. Наверно, так когда-то провожали первых покорителей неба.

После нескольких пробных взлетов и посадок Хью усадил во второе кресло Джона и они поднялись под облака. После чего Джон вылез из кабины и объявил, что дело его жизни закончено и… отправился на ферму, которая давно уже требовала его личного вмешательства. И лишь теперь Хью рассказал Джерри о своих планах. Они оказались воистину фантастическими.

Всё это время Хью в тайне ото всех готовился к полёту к одному островку в районе Виргинских островов. Он нашёл его прямо из космоса, по Googl-карте. По всему выходило, что на этом острове должны были остаться следы испанских завоевателей. Возможно и клад. Грех было не попытаться его отыскать. Самолёт оказался как нельзя кстати. На осторожный вопрос Джерри: «А не воспользоваться ли каким-нибудь другим, более надёжным видом транспорта?» — Хью резонно возразил, что на корабли тех времён вообще без слёз не взглянешь, а на них плавали вокруг света. И как она себе представляет сохранение в тайне посещение острова, на котором возможно спрятаны несметные сокровища? Данный летательный аппарат нигде не зарегистрирован. Он что-то вроде велосипеда. А раз так, ничего не нужно согласовывать, получать разрешения и т.д. И если удастся проскочить систему ПВО… Джерри озадаченно поглядела на романтически настроенного мужа и ничего не сказала. И стала готовиться к перелёту.

Лететь решили по компасу. Как в старые добрые времена. Кстати, Хью настаивал, чтобы всё было как тогда — в счастливые для Америки двадцатые. Видимо было в нём что-то от Джерриного прадеда, занимавшегося не слишком законным бизнесом. Но при всей авантюрности замысла полёт был тщательно проработан. Единственное, на чём настояла Джерри, были парашюты. Без них она отказывалась лететь. Наотрез! Пришлось Хью уступить…

Наконец подготовка подошла к концу. Старина Джон с завистью осмотрел готовый к нешуточным испытаниям воздухоплавательный аппарат и помахал на прощание шляпой. Курс — на остров!

Не будем уточнять координаты данного клочка суши или его название. Ведь история ещё не закончена…

На весь перелёт отводилось несколько часов. Топлива должно было хватить. А вот для приземления пришлось бы подыскать какую-нибудь полянку. В крайнем случае, садиться на пляж…

Полёт протекал на удивление хорошо. Однако при приближении к конечной цели погода начала портиться. Сгустились тучи, усилился боковой ветер. Лететь оставалось не так уж и много, когда разыгрался настоящий шторм. Струи дождя с силой хлестали в открытые кабины пилотов, заливая приборы и стекая внутрь фюзеляжа. Джерри не успевала отчерпывать воду. К тому же двигатель начал терять мощность, а самолёт — высоту. А ливень всё усиливался. Катастрофа становилась неизбежной. Хью из последних сил удерживал машину от сваливания в штопор. Единственным решением оставалось только одно: покинуть самолёт. Ему, Хью. Если он выпрыгнет с парашютом, то Джерри возможно удастся дотянуть до заветного острова. Правда внизу — штормовое море. Но выбирать было не из чего…

Хью прокричал Джерри, что прыгает. Расширившиеся от ужаса зрачки любимой сказали ему всё… Добавил, чтобы она засекла время и тянула до острова… На большее времени не оставалось. Хью перекинулся через борт и спрыгнул в клокочущее марево штормового заряда.

Мотор почувствовал облегчение, и самолёт, сантиметр за сантиметром, начал набирать высоту. Плакать было некогда. Теперь всё зависело от Джерри…

Ветер понемногу стих, дождь прекратился. Затем и вовсе выглянуло солнце. Словно и не было никакого шторма. Джерри выдерживала курс и вскоре показался остров. К счастью, практически сразу завиделась более или менее ровная площадка и Джерри направила самолёт туда…

Удачно приземлившись, осмотрелась. Ни души. Остров был необитаем. Но что же делать? Ни рации, ни мобильной связи. Джерри бросилась откачивать воду из фюзеляжа и выбрасывать вещи. Её мысли были об одном: там, в море, остался любимый. Он жив, он ждёт её помощи! Сколько времени Хью продержится в воде — неизвестно… Джерри решительно крутанула пропеллер...

Ей удалось взлететь. Самолёт оторвался от земли и, цепляя колёсами гребешки прибрежных волн, начал набирать высоту.

Она понимала, что это безумие. Шансов — никаких. Если только... По плану Хью, в случае неудачной посадки или невозможности взлететь, вернуться они должны были на надувной лодке, упрятанной в глубину фюзеляжа. Теперь эта лодка переместилась в кресло Хью. Правда, её ещё надо было как-то надуть, что представлялось непростым делом. Ведь в качестве насоса — обычная «лягушка». Хью не хотел ничего современного…

Однако лучше такая лодка, чем никакая. Джерри до боли в глазах всматривалась в бескрайний простор. По времени — где-то здесь. Но… ни-ко-го! Надежда таяла… Вот уже и бензин на исходе… Становилось ясно, что никуда она не долетит. Так и будет кружить над морской гладью, пока не кончится топливо, и она вместе с самолётом не уйдёт под воду. Хью, милый… Зачем ты всё это придумал?

Стрелка топливомера застыла на нуле. Было непонятно, откуда берутся эти остатки бензина. И когда уже оставались секунды до остановки мотора, она увидела… его! Хью держался на воде и махал рукой. То, что она его разглядела, было настоящим чудом… И в этот миг мотор смолк.

Джерри мёртвой хваткой вцепилась в штурвал. Она справится, она посадит этот чёртов самолёт на воду и не позволит ему утонуть сразу! Откуда только силы взялись? Теперь это была не покорная судьбе несчастная женщина, а фурия, валькирия, амазонка или кто там ещё. И самолёт подчинился: хоть и плюхнулся неуклюже, но всё-таки остался на какое-то время на плаву. Джерри схватила лодку и принялась её накачивать. Та нехотя распрямилась и потихоньку стала наполняться воздухом. Самолёт почти скрылся в воде, но Джерри уже не боялась. Она успела! Лодка держала её! А значит… Огляделась по сторонам. Хью был не далее, чем в двухстах метрах. Сущие пустяки. Джерри поспешила к любимому…

Через несколько часов с одной из прогулочных яхт заметили надувную лодку с двумя пассажирами. Те словно чего-то ждали и никуда не торопились. Яхта подплыла ближе. Из лодки прокричали: «Какие здесь координаты?» Капитан, недоумевая, сообщил в громкоговоритель широту и долготу. После чего на всякий случай спросил:

— Вам помощь-то нужна? Брать вас на борт или сами до берега доберётесь? Тут в общем-то недалеко, километров двести. Ну так как?

В лодке закивали головами, после чего их подняли на борт. Хью обнял Джерри и они так и стояли на корме, глядя на удаляющееся пятно на месте затонувшего биплана. Там было не так уж и глубоко. Хью выяснил это, когда нырял за компасом, оставшимся в самолёте. Компас он не нашёл, зато увидел…

Очертания корабля…

Очень похожего на испанский галеон…

 
html counter