Dixi

Литературный четверг

Архив



Оля АЛЕКСЕЕВА (г. Тайшет, Иркутская обл.) А МОЯ ЗИМА ТАКАЯ...

Алексеева

Мы живем в 21-ом веке. Дети уже не так сильно любят зиму, а взрослые мечтают о том, чтобы она кончилась. Мы словно ограждаем себя от этого времени года, надевая теплую одежду: шубки, пуховики, зимнюю обувь; разъезжая на машинах в теплых салонах. Люди перестают радоваться снегу, морозу, инею на волосах и усах... Любителей, которые еще радуются наступлению сибирского мороза, остались единицы. А раньше зима считалась самым веселым временем года.

 

Я люблю ходить к моему дедушке в гости. Живет он с бабулей в маленьком домике с огородом. Приезжая в старый город и выходя из наполненного людьми душного автобуса, первым делом вдыхаю аромат зимы. Ни в какой стороне вы не почувствуете этот необъяснимый и неповторимый запах как у нас, в Сибири. Раз, два, три… Открываю глаза. Аромат ледяного воздуха кружит голову, и мои глаза ослепляет блеск снега. Иду не спеша, так как от остановки до дедушкиного дома недалеко. Я хочу растянуть свой путь как можно дольше.

Красота зимы в старом городе меня очаровывает. Начали слетать на землю огромные, как лебединые перья, хлопья снега и кружиться в вальсе ветра. Деревья усыпаны снежком, как будто какой-то продавец сладкой ваты рассыпал сахарную пудру на них. Березы стали еще белее, только иногда на них мелькают алые огоньки животиков наших пернатых странников-снегирей.

А вот и дедушкин дом! Старая калитка радостно приветствует меня своим скрипом, а две собаки, весело лая, сообщают деду и бабушке о долгожданной гостье. Дворик небольшой, очень компактный. Слева от меня стоит чурбак с топором; даже несмотря на возраст мой деда как и в молодости колет дровёшки. Эх… Воспоминания... Эти деревянные тропинки, усыпанные снегом… Помню, когда была маленькой, я всегда любила подметать дорожки, мечтая, что когда-нибудь Снежная Королева величественно посетит наш двор, зайдет к нам на чай и подарит всем по «Ленинградскому» мороженому, обернутому в блестящую как чистейшее серебро фольгу.

Хочу поскорее увидеть моих родных. Знаю, прошла неделя, многие скажут: «Всего-то неделя». Но для меня неделя в городе словно бесконечность, которую я хочу прервать. Какая-то суета мешает мне в городе сконцентрироваться на прекрасных мгновениях зимы. Разве никто не делал в детстве Снежного ангела? А где в городе его выложишь? Правильно, нигде… Снег не такой белоснежный, воздух не так прозрачен. Пропитанный токсинами заводов, машин, он въедается в наши бледно-розовые щеки, переносится по незакаленному телу через кровь. Разве так мы представляем городскую зиму в детстве?..

Думая над этим, я постучалась в деревянную дверь… Какие знакомые шаги! Вот и добралась! По обыкновению дедушка натопил русскую печь, ожидая меня, а бабуля испекла вкусных булочек с корицей. За вечерним чаепитием мы весело болтаем. Какое-то тепло согревает меня изнутри, несмотря на то, что к вечеру в доме становится прохладнее, чем утром. Деда рассказывал, как в детстве зимой строили огромные крепости из снега, которые защищали их от нападения других ребят и служили хранилищем припасов. В кроличьей шапке-ушанке, которая уже развязалась в процессе игры, маленький Лёня захватывал заставы и блиндажи противников. А потом из них же строили снеговиков и снежных баб, у которых вместо носа было все, что попалось под руку: и морковки, и оторванные пуговицы, завалявшиеся в кармане, даже успел побывать на носу у снежной бабы оцепеневший от холода таракан. Дети не замечали, как быстро проходит время, а так как освещение в селах было очень слабым, то уже к семи часам детвора разбегалась по своим ажурным домикам.

— Лёня, а расскажи Лёле о том, как ты ходил колядовать! — в уютном разговоре бабуля глазами намекнула деду. Наши попытки собраться с девчонками колядовать были не очень удачны, хоть мы и собрали немного конфет, но не в этом вся сладость колядок! А в том, что ты отдаешь частичку своего тепла человеку, который взамен дает свою. Многие люди прогоняли нас или не хотели открывать двери… Такое время… Люди боятся. А что же раньше? За беседой я узнала, что в те былые времена собирались целые компании, писали колядки, песни. А перед походом по домам все наряжались, выворачивали наизнанку старые шубы, где-то находили рога, нарумянивали щеки, рисовали ресницы и с весельем шли радовать людей. Причем, все открывали двери. А те, у кого нечего было дать взамен такого яркого представления, просто благодарили.

А масленица! Диво, а не праздник! Ярмарки, яркие краски, блины! В какой двор ни загляни, везде поют народные песни, танцуют, водят хороводы. Нет бедных и богатых в этом празднике, все дарили друг другу добро. Парни, мужики и даже мальчишки хотели показать свою силу и ловкость, залезая за дарами Масленицы, покорив ледяной столб. А обряд с прощанием Масленицы был незабываемым. На поляну выносили Масленицу — соломенную бабу, наряженную в русский сарафан, с заплетенными косами и платком. Вокруг нее водили хороводы, призывая весну, в процессе обряда ее сжигали. Многие плакали, другие восхищались этими языками пламени, которые устремлялись в небо, призывая весну… Неужели такого больше не будет?

Время близится к двенадцати часам, вот и пролетел день. Я вышла на веранду. Мне стало грустно. На улице шел снег некрупными, словно манка, снежинками, где-то вдали мигал единственный фонарь, освещая мелкий кусочек не тронутой человеком земли. Почему же меня одолела грусть? Наверное из-за того, что таких добродушных людей можно пересчитать по пальцам, что нет уже такой дружбы между ними, каждый человек ищет выгоду в общении.

И что я смогу сделать? Ничего… Мы как снежинки, все разные… Но любоваться огромными хлопьями намного прекраснее, чем мелким, режущим лицо снегом. Поэтому буду нести добро людям так, как я этому научилась у бабушки с дедушкой.

 
html counter