Dixi


СЛОВА ИЗ КНИГИ — О ЧЕМ ОНИ, ЗАЧЕМ ОНИ?!

 

«Долгое чтение уже утомило ее

и, закрыв книгу, она решила к ней больше не возвращаться:

 «Все-таки у этого писателя слишком много ненужных скучных букв».

 Она всегда была уверена, что осязает слова,

различает их на вкус и цвет.

А слова из книги в основном казались пресными и серыми».

Валерий Калашников, рассказ «Майский жук».

 

ЗАЧИН

 

Уф-ф! Ну, вот наконец «перевернута» последняя виртуальная «страничка» всего многообразия прозаических работ конкурса «Проза — 2019»!

И пусть вас не смущают эти «уф-ф» и «наконец», ибо они означают, скорее, физическую, а не эмоциональную усталость, хотя и эмоций при прочтении ваших творений, дорогие теперь уже писатели, было немало. Говоря «писатели», я вовсе не завышаю планку, ибо в моей табели о рангах далеко не все, кто пишет и печатается (вспомнил почему-то, не к столу будет сказано, Бузову) — это писатели, а вы в большинстве своем — да!

Зачин не должен быть длинным, поэтому я плавно перехожу к собственно разбору ваших «всенощных бдений».

Итак, приступим, помолясь!

 

ЭКСПОЗИЦИЯ

 

 «Еще одно, последнее сказанье —

И летопись окончена моя…»
Пимен, старец-летописец

из трагедии А.С. Пушкина

 «Борис Годунов».

 

Приступая к прочтению аж 38 рассказов (!), я с некоторой опаской думал примерно так же, как героиня рассказа, чьи мысли вынесены в эпиграф этих моих «разборок» ваших творений. Точнее, мне не хотелось с этим столкнуться, ну а коли бы все-таки пришлось, то — реже! Прикиньте — предчувствия не обманули!

Другими словами, заканчивая очередное ваше произведение, я все больше наполнялся уверенностью, что передо мною во множестве примеры именно писательства, а не столь распространенного ныне графоманства, умело камуфлирующегося под модные течения — блогерства, влогерства и прочих «…ства».

С чем я вас, сестры и братие, от всей зачерствевшей редакторской души и поздравляю, виртуально цалуя в обе щеки!

Что меня в этом уверило? Во-первых, почти поголовное (в этом конкурсе!) владение словом на определенном уровне. У большинства — на уверенно среднем, а у пары-тройки, а то и четверки-пятерки авторов и на высшем! И это отрадно, ибо всегда хочется чего-то настоящего, а не подделок в стиле баттла Черномырдин – Кличко. У вас настоящее получается, с чем я поздравляю не только вас, но и себя тоже. Ибо всегда хочется не тяжелой и безрадостной работы, а удовольствия — от чтения в том числе. Ее, эту радость, я чаще получал, чем был разочарован.

Второе. И с сюжетами — на круг — вроде всё у вас в порядке: от фантастических ваших видений, перенесенных на виртуальную «бумагу», до суровой документальщины, ставшей под вашими «перьями» вполне себе рассказами, местами даже переходящими в повести. И наверное это наша общая беда, что мало сегодня в этих сюжетах (время такое грустное и гнусное!) людей труда, неиссякаемого оптимизма, веры в завтрашний день, что было присуще произведениям социалистического реализма, хотя те, теперь уже далекие для многих времена и нельзя было назвать радужными — не зря же появилась «Оптимистическая трагедия»!

В основном в ваших рассказах, повторюсь, преобладают минорные настроения, но от этого они не становятся хуже.

Итак, тематика ваших произведений показалась мне достаточно разнообразной, равно как и изложение и форма — от любовной лирики до высот философии.

Про собственно содержание писать не буду, ибо наивно и искренне надеюсь, что вы прочитали произведения конкурентов.

Не скажу при этом, чтобы у вас не сложилось общей картины безоблачности и радужности, что меня просто таки потрясли ваши произведения своей новизной, необычностью формы, сочностью языка и прочими атрибутами, приличествующими хорошим книгам. Но уже то, что масса людей научилась не просто сносно, но вполне литературно писать — радует!

И вообще, если бы не ограниченность свободного времени, неплохо было бы порассуждать о том, что движет людьми, когда они берутся писать рассказы и повести? Только ли жажда высказаться или, быть может, неуемное тщеславие — «прославиться на весь мир»? Сегодня при наличии Интернета это вполне возможно. Хотя при этом многие же и отчетливо понимают, что не станут «героями нашего времени». Но ведь пишут, пишут, черт их всех побери, а мне приходится не только все это читать, но и рецензировать, не будь к ночи помянуты эти кропотливые занятия!

Это, конечно, шутка — читал, как уже упоминал, честно, с удовольствием, ведь интересно же, что нынче людей занимает?

Ну, любовь, конечно, в первую очередь!

Большая часть литературы вообще-то о любви, и здесь не исключение. Радует, что об одном и том же можно писать по-разному, что и делают авторы данного конкурса.

О языке пару слов. Неплохой, скажу я вам, в основном язык! Хотя и в нем кое у кого случаются огрехи, не без этого.

Далее. Я бы мог, растекшись по древу, разобрать каждое ваше произведение, но делать этого не буду — не лени из-за, но дабы не обидеть тех, у кого и разбирать-то нечего (есть и такие, увы). Кстати, еще и оттого, что подобный разбор вскоре и воспоследствует. А там прочту, может с кем и не соглашусь…

Не скрою, местами просматривалась некая натужность сюжетов, а иногда же продолжение ваших «сценариев» было легко предполагаемо, это когда, к примеру, смотришь подобный сериал и на первой серии уже почти не ошибаешься, что будет в двадцать шестой.

Что не радует уже не первый конкурс — определенное мелкотемье, некоторая однообразность вашего письма, хотя и, как утверждают знатоки, вся литература крутится вокруг дюжины сюжетов. Но мне хотелось и хочется разнообразия, чтобы один рассказ не походил на другой как сиамские близнецы. В этом плане, похоже, наметилось улучшение — определенное разнообразие сюжетных коллизий присутствовало. Порадовала и некоторая общая назидательность, я бы даже сказал — «притчность», басенность ваших экзерсисов — это когда рассказ не просто рассказ, а назидание нам читателям типа: так вот надо, а так — не надо!

Хотя и чернухи в представленном вами хватало, этакого натурализма — что ж, жизнь такова!

Одним словом — тадам-м-м…

 

КУЛЬМИНАЦИЯ

Итак, переходим к раздаче слонов.

Итого: троек поставлено всего три штуки. Настоятельная рекомендация этим авторам задуматься практически над всеми компонентами, составляющими литературу: сюжетом, языком, манерой изложения, даже и грамотностью! Но не отчаивайтесь, всё достижимо! Но надо ох как работать над собой и словом! И побольше читать других. И планомерно и постоянно писать самому, конечно.

С оценкой 3,5 имеет быть шестнадцать авторов. Подобная оценка в моем понимании — это совсем неплохо, а местами даже и почти хорошо. Просто до этого самого хорошо чуток не дотягивает.

Конечно же, 3,5 — это повод задуматься, а чего же мне не хватает. Добавлю, что на оценку мою влиял целый комплекс предпочтений, но немалую роль сыграл в плюс или минус СЮЖЕТ, ЕГО ИНТЕРЕСНОСТЬ для меня как для читателя, а не рецензента или критика. А этот интерес присутствовал, увы, при чтении далеко не всех рассказов.

Оценка 4 означает: все хорошо, но чего-то все же не хватает. В каждом случае чего-то конкретного, чаще всего либо чистоты языка, либо полноценной сюжетной составляющей (все той же интересности истории, рассказанной вами). Таковых — аж восемнадцать человек. Молодцы, чё!

А вот 4,5 — «почти шедевр» — не поставил никому. Не пришлось, увы, многократно ахнуть, хотя внимательно прочитал все работы.

Но один раз все же ахнул. А при чтении — до озноба! И это рассказ того, чей эпиграф открывают эту мою затянувшуюся рецензию. Вот у него — все наоборот, чем в эпиграфе! И я от души поздравляю Валерия Калашникова с его пронзительным рассказом «Майский жук», в котором есть все для замечательного рассказа!

И я, насколько мне не изменяет память, впервые за свое судейство в течение ряда лет поставил автору пять баллов. Так ведь — пронзило.

 

ЭПИЛОГ ИЛИ РАЗВЯЗКА

Я поздравляю всех с завершением конкурса. Знаю, не я в конечном итоге определю победителя, но я своего выбрал. Впрочем, все вы сегодня — победители. И это не просто слова. Вы переиграли самого страшного противника — себя самого, ибо, верю: самый строгий критик — это все-таки вы! Ведь это — ваше произведение, и кому как не вам знать все его достоинства и недостатки.

Ну а меня не судите строго — я оценивал так, как я вижу, а значит — субъективно.
Удачи вам в столь благородном и непростом деле — писательстве книг!

Я и сейчас далеко уже не молодой человек, но, чем черт не шутит, вдруг доживу до счастливых времен, когда шамкающим ртом смогу сказать:

— Этого выдающегося писателя мне когда-то довелось рецензировать!

Всегда ваш —

Александр Агарков.

 

 

 

                                                                                

 

 
html counter