Dixi


Фабула и жизнь

 

Уважаемая Валентина! Это не обычная холодная вежливость в формальной переписке, я Вас действительно уважаю за Ваш взгляд на жизнь и Вашу манеру ее описания. Мы с Вами знакомы лишь по нашим печатным трудам, и это единственная реальная точка нашего душевного соприкосновения. Достаточно емкая и продуктивная. Не льщу и не соблюдаю политес — я действительно жду каждый сезон Ваших рассказов, пронзительных и чистых, которые всегда «разбавляют» добротой иногда достаточно тяжелые по смыслу присылаемые на конкурс рассказы других участников.

Так было и на этот раз. Рассказ Ваш произвел на меня серьезное впечатление, открыл еще одну грань человеческой судьбы, еще одну возможность прожития собственной жизни, альтернативную и идущую вразрез с общепринятыми на нее взглядами. Но принять на веру кое-какие события сюжета Вашей высококлассной работы — в частности отношение мужа к собственной жене, будущей матери его ребенка, я, простите, не могу. В голове не укладывается. И все мое негодование направлено именно против подобных вещей. Не понимаю никак — кто эти будущие студенты, которым надо прислуживать? Откуда у молодежи хладнокровное барство и чванство — ведь мы все живем небогато и не очень так, как хотелось бы. Я строю предположения, и у меня они не выстраиваются. Нет ответа.

Разумеется, мне понятна Ваша реакция, но звонить и проверять, чтобы удостовериться в реальности описанных персонажей я не буду.

Больше того, я убит тем, что такие люди существуют. Если бы фабула была плодом замысла, это одно. А если это хроника — я поднимаю руки. Я сдаюсь, мне больше нечего сказать, кроме того, что я против.

Второй аспект. Я уже говорил, что критерии для оценок выбраны правильно (о чем говорит шорт-лист) а мои заметки — заметки читателя. Субъективного читателя. Но который должен обязательно дочитать присланное произведение до конца, и желательно не один раз. Отложить его после прочтения и разобраться в себе — что понравилось сразу, что всплыло потом, а что заставило наступить себе на горло и продавить текст в голову до последней точки.

После Вашего рассказа я был обескуражен и гнал от себя мысль, что люди так сосуществуют. Оказалось, что зря.

В любом случае — Вам спасибо за качественную работу и за то, что мы чуть-чуть больше узнали в этом году друг о друге.

 

 

Уважаемая Светлана!

Надеюсь, мы с Вами будем иметь возможности для более полного и плодотворного узнавания друг друга через наши работы в будущем в рамках следующих сезонов. Надеюсь потому, что потенциал Ваш достаточно высок и Вы обладаете боевым характером (судя по Вашему письму в адрес редакции, которое кое-что мне объяснило). Поэтому уважаемая.

 

Китч в литературе не есть обидное слово. Оно изначально появилось в начале ХХ века и действительно обозначало нечто упрощенное, но потом оно трансформировалось и ныне обозначает одно из направлений искусства. По этому поводу позволю себе (несколько вольно) процитировать главного редактора журнала «Знамя» С.И. Чупринина.

«Так, во-первых, китч предназначался для массового рынка, для определенной группы читателей, которая, являясь оплотом, глубоким тылом художественного консерватизма, с подозрением относится ко всяким творческим инновациям, ориентируясь на канон и с удовлетворением отмечая в продукции, предназначенной для «потребления», похожесть (хотя бы только внешнюю) на традиционное представление о прекрасном и на образцы искусства, уже подтвердившие свой высокий эстетический статус. Именно поэтому в китчевой продукции так часто возникают легко распознаваемые цитаты из «хрестоматийной» классики и так широко эксплуатируются, идут в тираж образы и мотивы, навязываемые средней школой, кинематографом, средствами массовой информации и, прежде всего, телевидением.

И, во-вторых, китч неизбывно моралистичен по своей художественной природе — с тем лишь важным уточнением, что нравственные максимы классики здесь сведены до уровня моральных прописей, высокие идеологические мифы обытовлены и уплощены, а искренность и чувствительность вырождаются в слащавость и слезливость».

 

В качестве «носителя» рассматриваемого направления особенно подходящи именно рассказы. Им и «достается» больше всего из-за удобства формы — относительно небольшого объема и простоты интеграции в модные журналы.

Ваш рассказ безусловно хорош, если жюри его внесло в шорт. Я лишь со своей стороны напомню, что он «скорее всего не очень понравится мужчинам» и он и не должен им нравиться — ведь рассказ для женщин. И в этом нет ничего плохого. Если писать «для всех», то моя точка зрения — надо чуточку больше правдоподобия. Представьте себе самолет весом 70 тонн, летевший со скоростью 800 км в час и падающий с высоты 10 км в лес. Я так себе представляю, что на месте падения уже ничего не откопаешь.

Поэтому я и изложил свое впечатление как читателя мужчины. Как потребителя конечного продукта творчества. А женщинам вполне все может понравиться и будет по достоинству оценено.

 

А по поводу критики посмотрите, пожалуйста, эти строки:

Из письма М.А. Булгакова: "Произведя анализ моих альбомов вырезок, я обнаружил в прессе СССР за десять лет моей литературной работы 301 отзыв обо мне. Из них: похвальных — было 3, враждебно-ругательных — 298."

 

С уважением, с надеждой на последующие встречи,

С. Кардо

 
html counter