Dixi

Лауреаты. Возвращение

Архив

Интернет-магазин


Алексей САМАРИН (село Ольшанка Ростовская обл.)

Самарин 

Михаил Черниговский

Оскудела русская земля.

Небеса от горя почернели.

Не выходит пахарь на поля.

Города и сёла  опустели.

Позабыта княжеская честь.

Воинскую доблесть Святослава

На интриги променяв и лесть,

Некогда великая держава

Распростёрлась ниц перед шатром

Золотоордынского тирана.

Очередь за ханским ярлыком,

Сапоги лобзала истукана.

Причастившись хлебом и вином,

Дань богам татарским отдавали.

Не крестом крестились, а костром

И под бубен пляски исполняли.

Но не все на русской стороне

Злобной силе молча поклонялись.

Они вызов бросили судьбе

И в народной памяти остались.

Имена в былинах проросли.

И из уст в уста передавали,

Как герои совесть берегли,

И за веру муки принимали.

Сила духа победила страх,

И упорство князя Михаила

Сохранилось в пламенных сердцах.

Его подвиг церковь осветила.

А призыв: «Мы веруем в Христа,

Предков чтим, основ не забываем.

Нам не страшен Бату-сатана,

Прах его ногами попираем!»

Гордого владыку удивил.

Он прислал шаманов к Михаилу.

Князь послам спокойно объяснил:

Что не подобает христьянину

Почитать языческих богов.

И подачки хана не прельщают.

Он за правду пострадать готов.

Его смерть и пытки не пугают.

«Я святынь Руси не оскверню!

Их из Византии передали.

Православных честь не посрамлю!»

Князя в гневе слуги растерзали.

За расправой Батый наблюдал.

Мученик не попросил пощады.

«Христианин есмь» — тихо сказал.

Он от бога ожидал награды.

Хан ордынский говорить не стал.

Стойкость и отвага поражали.

Князь недвижим на земле лежал.

А слова на небе воскресали.

 

* * *

Зима капризная в степи,

Нет постоянства у погоды.

То льют осенние дожди,

То снегом наметёт сугробы,

Ну а потом теплом дохнёт,

Капель нечаянная грянет

И с крыш ручьями потечёт,

Когда на солнце снег растает.

Набухнут почки,  и весна

Придёт, как будто раньше срока,

А в феврале опять зима

Напомнит о себе с востока.

Колючим снегом запуржит,

Смертельным холодом повеет,

Но с юга ветер прилетит,

И чары зимние рассеет.

Она, как женщина в плену

Страстей, порывов, настроений,

В них ищите глубину,

Нет постоянства у мгновений.

                   

Дожди

Люблю осенние дожди.

Они — как русская душа,

Корнями в душу проросли,

А крона рвётся в небеса.

Они зарядят на весь день,

Ненастье волю усыпит.

В них слякоть русских деревень,

По бездорожию стоит.

В них созерцательный уют

И бестелесный аромат,

Они потоками не льют,

А равнодушно моросят.

В них нет напора,

В них надрыв, и беспредельная тоска,

Глубинный, сдержанный порыв

И откровенная хандра.

Без перерыва, не спеша,

Не знают, для чего идут.

Они — как русская душа,

Надеждой вечною живут!

Дождь летний — это Инь и Ян,

С грозою ливень прошумит,

Через минуту пастораль —

Дугою радуга висит.

Сверкает влажная листва,

В просветах ласковая синь

И канифолят облака

Небесную до глади ширь.

Луч солнца нежно пробежит

По тёплым лужам янтарём.

Зеркальным блеском озарит.

Парным напоит молоком.

Бывает, ветер налетит,

Свинцом закроет небосвод,

К земле деревья наклонит,

Пространство молния прошьёт

И жалом огненной стрелы,

Свирепо жертву поразит,

А канонадою беды

Гром запоздало прогремит.

Картечью капли упадут,

Потом обрушится стена,

Смерть и разруху принесут

Кусочки маленького льда.

Я летом не люблю дожди!

У них особенная стать…

Для созерцательной души

Осенний дождик — благодать.

 

* * *

Ночь говорила языком цикад,

А мотыльков тянуло к фонарю.

Кружился вихрем летний снегопад

И оседал в июльскую жару.

Глаз на столбе, метель, горчичный свет.

Пустыня улиц, мёртвые дома

И одинокий женский силуэт

В проёме освещённого окна.

 

* * *

Кто сказал, что химия любовь?

Тот Шекспира в детстве не читал

И в запале огненную кровь

По аортам сердцем не толкал.

Кто сказал, что это миражи,

Тот не жил, а значит, не дышал

И любимой женщины шаги

В тишине  ночной не ожидал.

Кто сказал, что это всё пройдёт?

Тот в немом восторге не горел.

Как она по улице идёт,

Замирая, вслед ей не смотрел.

Кто в тоске подушки не сжимал?

Чья рука не мылила петлю?

Тот не бредил и не заклинал:

Я живу, надеюсь и люблю.

 

* * *

Что мне желать? О чём мечтать?

Ложиться в гроб или кровать?

Но до утра я не усну.

С Дружком полаять на луну?

По улицам пустым пройти?

Гуляку позднего найти,

О жизни с ним поговорить?

Или вина себе налить?

И с книгой время скоротать.

Как ночь постылую убить?

Забыть, всё хочется забыть.

Слонов попробую считать.

Или поэму дописать?

В зеркальной пустоте стола

Нет жизни, красок и тепла.

 
html counter