Dixi


Ирина ТЕРНОВАЯ (г.Орел) САН САНЫЧ

1

— Сан Саныча нет? — вкрадчиво поинтересовался вошедший с.н.с.[1]

— Не было пока, — покачала головой Айрин. — Снова прогуливает. Ну почему ему можно не являться на работу, а мне нет?

— Дорастете до него — и вам будет можно, — с.н.с. ехидно улыбнулся. — Если Сан Саныча уволить, то и нас всех распустить придется.

— Не будет его сегодня. А что, без него не обойдешься? Вот и хорошо! Обходись. А он завтра обещал быть, — сняв трубку разрывающегося телефона, громко распорядился консультант.

— Он просил все встречи перенести на завтра, — отхлебнув протеиновый коктейль, ответил на очередной звонок м.н.с.[2]

Кабинет напоминал муравейник: один за другим люди с документами направлялись к столу Сан Саныча.

— Нет его сегодня, — неустанно отвечал м.н.с.  

Обозрев пустой стул и выключенный компьютер, посетители разочарованно поворачивали обратно.

— Деда-то опять сегодня нет, — обмакнув тряпку в воду, напоминавшую после уборки трех кабинетов грязную лужу, уборщица обратилась к Айрин. — На работу не ходят, а деньги гладят. И немалые. А нашу сестру задрали — последней надбавки за туалет лишили. Правильно президент говорит: бардак на местах!

— Он не дед. Просто выглядит так. Ему всего-то пятьдесят два, — возразила Айрин.

— Какой у вас аромат! — закрыв глаза и вдохнув полной грудью как можно больше воздуха, воскликнул вошедший в комнату аспирант. — Чувствуется присутствие женщин! Сан Саныч когда появится?

— Все надеются, что завтра. Велел, если что, звонить домой, — ответила Айрин.

Ранним утром нового дня в дверях появилась фигура Сан Саныча, и лавина перегара вперемешку с запахом немытого мужского тела подобно цунами смела нежный букет французских духов.

— Добрый день, — прогундосил Сан Саныч, поставив на стол добротный портфель. — Во сколько сегодня защита?

— Наверное, в девять, — ответил м.н.с.

— Ты что, первый раз идешь на диссовет? — на подколку консультанта Сан Саныч не прореагировал и с невозмутимым выражением лица набрал номер.

— Это кто? Защита у Белявского во сколько? В десять? Ладно. Хорошо, — нахмурив брови произнес он и вышел из кабинета.

— Что, трубы горят? — иронично спросила уборщица, наблюдая, как Сан Саныч жадно глотает ледяную воду из кулера.

— Да, есть немного, — признался он. — Не знаете, сегодня премию давать будут?

— О-о-о, вы ж неделю назад зарплату получили! Что, денег уже нет?

— Жена отобрала. На карман почти ничего не оставила.

Возвратившись на рабочее место, Сан Саныч включил компьютер, надел очки и с серьезным видом принялся что-то читать. Хватило его ненадолго.

— Что, Иван Петрович, уроки учишь? Пятерку хочешь получить? — обратился он к аспиранту, аккуратно конспектирующему научную статью из книги в толстую тетрадь. Тот ухмыльнулся.

— Распишитесь, пожалуйста, за инструктаж. Тема: "Приемы безопасного управления автомобилем", — Айрин подошла к Сан Санычу ближе, и перегар после недельного запоя струей ударил в нос.

«Как он в таком состоянии садится за руль?»  — подумала Айрин.

Сан Саныч дрожащей рукой вывел подпись в журнале напротив своей фамилии и снова побежал пить холодную воду.

— Вы видели? Воду все хлебает и хлебает! — возмущаясь, в кабинет влетела уборщица. — А по улицам расхаживает в грязной вытянутой футболке и рваных джинсах. Точный бомж! Мои подруги не верят, что он доктор наук. 

Несмотря на старенький, но вполне приличный костюм и белую рубашку, вид у Сан Саныча был как всегда неважный: багрово-красное лицо опухло, щелочки глаз открывались с трудом, губы обвисли, нечесаные волосы на голове слиплись. Для всех оставалось загадкой, как его извилины могут рождать научные мысли?

— Помучаем сегодня Белявского, — уверенным, но все тем же гнусавым голосом произнес Сан Саныч, сел за стол и углубился в чтение автореферата.

— Пойдемте, уже пора, я провожу вас, — предложил  м.н.с., поправив воротничок рубашки своего научного руководителя.

— Не знаете, кассир нас сегодня осчастливит? — Сан Саныч посмотрел на Айрин.

— Говорят, на следующей неделе. Не успели начислить.

Огорченный неприятным известием Сан Саныч отправился на защиту.

— Часа четыре заседать будет, — сообщил консультант, открывая окно. — Надо комнату проветрить.

 

Впервые Айрин услышала о Сан Саныче лет двадцать назад, когда познакомилась с его женой, очаровательной брюнеткой по имени Наташа, чрезвычайно коммуникабельной молодой женщиной, чье обаяние и доброта позволяли расположить к себе любого. Айрин работала вместе с ней недолго, но впечатления от совместного времяпровождения за чашкой чая сохранила на всю оставшуюся жизнь. В то время Сан Саныч, только что защитивший кандидатскую диссертацию и прибывший в их институт на несколько месяцев, готовился к поступлению в очную докторантуру Санкт-Петербурга. Его тогдашний незаурядный ум, выдающиеся способности, образцовая семья вызывали зависть у многих сослуживцев. После защиты докторской Сан Саныч, частенько баловавшийся спиртным, возвратился обратно в институт, был назначен начальником кафедры и введен в диссертационный совет. Постепенно он превратился в безнадежного алкоголика. Пользуясь служебным положением, Сан Саныч безвозвратно брал в долг деньги у подчиненных, из-за длительных запоев перестал выполнять свои обязанности, в приступе белой горячки угрожал жене ножом, затем проходил лечение в психиатрической больнице. Позже Сан Саныч стал ведущим сотрудником, но пить не перестал, несмотря на неоднократные кодирования. В промежутках между запоями Сан Саныч успел опубликовать сто сорок научных трудов, взрастить десять кандидатов наук, чем может похвалиться далеко не каждый ученый. В диссовете Сан Саныч — единственный представитель самой защищаемой специальности в институте. Несмотря на молодые энергичные научные кадры, пока достойной замены ему нет, потому и прощается то, за что других увольняют.

С заседания диссертационного совета Сан Саныч вернулся только к семнадцати часам, так как обсуждались диссертации двух человек. Вторым защищался сын начальника научно-организационного отдела Германа Петровича, которого недолюбливали многие.

— Ну, как там? — поинтересовался консультант.

— Ужас! — гримаса Сан Саныча выражала явное недовольство докладчиками.

— А результат какой?

— У первого "против"  — ноль, у второго — двое, хотя он защищался лучше. Я предполагал, что так будет, но не понимаю, причем здесь отцы и дети? — пробормотал Сан Саныч. — Сейчас там начался сабантуй. А я пойду домой. Тем более с такими защитами.

— До завтра, — попрощался консультант.

— Если я не проснусь завтра, то…

— Ну-у-у, надо проснуться.

Сан Саныч шел по тротуару бодрым шагом. Черный "BMW" с двумя парнями медленно следовал за ним по параллельной дороге.

— Вот он идет, — тихо сказал один другому.

— Думаешь, проблем не будет?

— За бутылку он мать родную продаст.

— Отлично. Тогда действуй!

— Сан Саныч! Здравствуйте! Доронин Александр. Не помните?

— Припоминаю! Ты был перспективным сотрудником у нас когда-то, — Сан Саныч пожал руку молодому человеку. — Где сейчас? Чем занимаешься?

— Я в питерском бизнесе. Доход ползет в гору. Зайдем? — парень кивнул головой в сторону бара.

— Вообще-то мне домой надо. Тяжелый день был.

— Вот и отдохнете. Не откажите, Сан Саныч!

За столиком в баре Александр рассказывал о себе, подливая водку в рюмку Сан Саныча.

— После окончания аспирантуры я попал в отдел к Герману Петровичу. А он не любит молодых да ранних кандидатов наук. Вот и начались у нас разногласия. Да и семья моя в Питере осталась. Пришлось оформить фиктивный развод, чтоб жену с ребенком не выписали из общаги. Сначала я хотел отработать три года, все-таки институт меня выучил. Но Герман Петрович шагу ступить не давал в науке. Все под его неусыпным бездарным руководством. Я не выдержал, написал заявление на увольнение и жалобу на Германа Петровича. Он в ответ меня облил грязью. Разбиралась прокуратура. Герман Петрович объявлял мне выговоры один за другим, а заявление на увольнение подписывать не хотел. Ну и я немного поиздевался над ним. До сих пор с наслаждением вспоминаю, как зашел к нему в кабинет и сказал, что мне негде жить. Он достал из кармана пятисотку, протянул мне и велел снять номер в гостинице.

— Хорошо, — ответил я. — Только этого хватит лишь на сутки. Завтра я снова приду. И буду ходить каждый день. В итоге заявление было подписано.

— А сейчас ты в наш город какими судьбами? — спросил Сан Саныч, одурманенный изрядным количеством выпитого.

— Дело у меня к вам. Помните, вы занимались доработкой комплекса "ТИА-712"?

— Это — секре-е-е-е-етная информация, — протянул Сан Саныч, поводив указательным пальцем перед лицом Доронина.

— Есть люди за границей, которые за некоторые подробности очень хорошо заплатят.

— Ты за кого меня принимаешь? — Сан Саныч схватил Доронина за грудки.

— Ну не надо так, успокойтесь. Подумайте хорошенько. Обеспечите себя до конца жизни, — Доронин с силой надавил на запястья Сан Саныча, и тот отпустил лацканы его пиджака. — Сумма огромная. Вам столько не выпить.

— Да пошел ты! Я Родину не продам.

— Как угодно! — Доронин швырнул на столик две сотни баксов и быстро удалился.

— Видать, старик еще не все мозги пропил. Не согласился. Если в институте узнают, нам до комплекса не добраться, — сообщил он боссу по телефону.

— Ты знаешь, что делать, — ответил тот.

Предложение Доронина отрезвило Сан Саныча. В полной растерянности он вышел из бара и медленно направился к пешеходному переходу по безлюдной ночной улице. Черный "BMW" настиг Сан Саныча прямо на "зебре" и моментально скрылся из вида.

 

Сан Саныч открыл глаза в больничной палате.

— Как вы себя чувствуете? — услышал он незнакомый голос. — Следователь Кириллов.

— Спасибо, неплохо, — с усилием пошевелил губами Сан Саныч.

— Вы случайно номер машины не запомнили?

— Нет. Темно было, — Сан Саныч сделал головой едва заметный отрицательный кивок.

— Не буду вас больше беспокоить. Поправляйтесь!

В коридоре следователя ожидала жена Сан Саныча.

— Ну что? — спросила она.

— Я исследовал место аварии еще раз. Ничего подозрительного. Свидетелей нет. Потерпевший в сильной степени опьянения. Номер машины не запомнил. Скорее всего, дело будет закрыто, — сообщил Кириллов. 

— Ты правда ничего не помнишь? — спросила у мужа Наташа.

— Не хочу вспоминать. Мне, как Верещагину из любимого фильма, за Державу обидно.

 

Полгода спустя.

Все та же суета в кабинете, напоминающем муравейник. Все так же трезвонит телефон. Запахи женских духов и мужского одеколона смешались в единый гармоничный букет. Сан Саныч сидит за столом с тремя аспирантами. 

— Да, на месте. Он сейчас занят. Срочно? Сан Саныч! Вас! — м.н.с. протягивает трубку.

— Слушаю! Проконсультироваться? Хорошо, приходи часа через полтора. У меня сейчас занятие, — отвечает Сан Саныч. — Товарищи, продолжим. Какая связь между разложением Котельникова и разложением системы собственной базисной функции?

— Просто красавец! Солидно выглядит в новом костюме! А какие умные глаза! — улыбаясь, нашептывает уборщице Айрин. — И волосы какие густые и волнистые! Ни одного седого! Тетки из других отделов заглядываться начали.

В кабинет входят два бывших аспиранта.

— Сан Саныч! Разрешите вас пригласить на мероприятие по случаю защиты нами кандидатских диссертаций. В кафе "Встреча" в семнадцать часов.

— То, что защитились — это хорошо! Поздравляю! — Сан Саныч пожал молодым кандидатам руки. — Только не уважаю я спиртное. Завязал.

 



[1] С.н.с. — старший научный сотрудник

[2] М.н.с. — младший научный сотрудник

 
html counter