Dixi


Нина ЛАХВИЦКАЯ (г. Чапаевск Самарская область) ЭТО ВСЁ СКАЗКИ

Лахвицкая

Владения его величества

И вот он, король, толстенький окурок в пурпурной короне, летит вниз… Его удивленно встречает гора сухих листьев. Они берутся за руки и под музыку его величества начинают танец — сначала медленно, затем быстрее, быстрее…

И вот уже все под дружное «у-ух» поют, смеются, кружатся в танце. Ярко огненный вертеп будто волшебный клубок ниток раскатывается, захватывая и отвоевывая все новые и новые территории.

Деревья гнутся, подчиняются. Языки пламени в оранжево-красных шапочках лениво лижут зеленые листочки, забирая их жизненную силу. Травинки гнутся, преклоняя свои покорные головы, но свита короля неумолима, она надменно сшибает под торжественный хохот подданных короля, топчет их, режет на кусочки, превращая живое в седой безмолвный пепел.

Деревья замолкают. Музыка постепенно стихает. Сытые придворные разбегаются по каретам, собираясь восвояси. Звенящие капельки журчащего ручейка провожают в дальний путь.

— Пока! До встречи! — машут придворные.

— Нет, прощайте! Посмотрите, во что вы превратили мою красоту! — стонет черная земля.

— Ничего, через год обрастешь… — прокричала, удаляясь, свита короля.

— Через год-од-од-од, — поет эхо, прячась за обгоревшими деревьями.

— Ку-у-у-у, — шепчет лучик солнца, но тут же, разбегаясь по мертвому телу, затягивает: «О-о-о…»

И вот вдруг, неизвестно почему, выпрямилась, поднимая свою испуганную голову, зеленая травинка.

— Что это? Где мои подружки? — удивилась она. — Ветерок, это ты унес их? Ветер, ве-те-ер, где ты? Что это было? Кто приезжал к нам?

— Ам-ам-ам, — шутит игривое эхо.

— Как? Разве не знаешь? Сам огненный король со своей свитой был у нас, — отвечает маленькая птичка. Вертит по сторонам головкой и стартует вверх.

— А теперь куда он поехал? — не унималась травинка.

— Не знаю. Куда-то, — отвечает улетающая вдаль птичка.

— Да, скучно, — говорит самой себе травинка, — и холодно.

Раньше она не замечала, что есть небо. А теперь оно вдруг появилось, такое огромное и чужое.

Теперь все здесь было чужое. Черные деревья вонзались в его свинцовую мякоть поломанными стволами. А там, на горизонте, серое медленно переходило в черноту.

— Может быть, птичка ошиблась, и это был не король, а колдун… — размышляла зеленая травинка. — И этот колдун забрал все краски. Красивые краски.

Травинка заснула. Ей снились белые пушинки, они ткали полотно и укрывали травинку. Она же сонно поеживалась и посапывала.

Но вот она проснулась, потянула вверх голову и вдруг сорвалась и полетела над влажной чернотой. Ей был так легко, она словно птичка неслась по воздуху.

И, о чудо! Впереди она увидела яркую густую зелень.

— Как, вы уже проснулись?

— Давно. Земля напоила нас, и мы тянемся к солнышку, — отвечали улыбающиеся зеленые головы. — А разве в той стране, откуда летишь ты, не так?

— Нет. У нас никого нет. Я была одна.

— Не может быть, — прыснула толстощекая травинка. — Она нас обманывает! Весной все зеленеет!

— Да нет же! К нам приезжал король… — но травинка уже не слышала своего голоса. Трава громко пела гимн, поднимая вверх руки и головы.

— Как хорошо мне было там, где я родилась. Мы тоже так пели, — думала травинка, глядя в небо.

Высоко-высоко качались зеленые листочки, заслоняя яркий слепящий круг.

— Неужели я никогда не увижу наш дом? Неужели у нас никогда не будет вот так петь трава? — размышляла постаревшая травинка.

Она почувствовала, что её несут куда-то проворные муравьи. Но травинка все думала, думала, мечтала, вспоминала прошлое, философствовала.

— Кто не уберег моих подружек? И откуда взялся страшный король?

 

 

Без лести предан

Молодой петушок королевского фазана ступал точно по следам опытного фазана, отца своей возлюбленной Фризалины. Необходимо было без ошибок понять настроение, суметь предугадать ход мыслей и предрасположений старика.

Старый фазан шёл не спеша, словно любуясь своей важной походкой. Он поочередно выставлял лапки вперед. Молодой фазан, немного припрыгивая, догонял «шефа». Шаг его был неровный, пружинистый, со стороны немного смешной. Но петушок этого не замечал: мысли его были далеко. « …О Фризалина, курочка с пестрыми перышками. Робкая, послушная… она же просто ангел на фоне говорливых тетушек фазанш. О, как же завоевать сердце её сердитого самовлюбленного отца? Нет. Он не посмеет просить руки Фризалины….»

Молодой фазан задумался, остановился, и тут же о его клюв ударились перья из хвоста старого фазана. Старик остановился раньше молодого; рассматривая местность, опытный фазан что-то рассказывал и махал хвостом. Молодой фазан нехотя оставил свои мечты и попытался вникнуть в слова «шефа». Старик слегка сердился. «Юнец! Еще так молод и не способен стать истинным петухом, возглавить стаю и воспитывать цыплят! Не то, что петушок, сын его хорошего знакомого!»

Отец Фризалины неожиданно встрепенулся, распушил перья и, помахивая хвостом, направился в противоположную сторону. Молодой фазан понял свой промах и поскакал за стариком. Движения его были неловкими; и вот в один момент петушок запутался в своих лапках и растянулся в длину. Его падение было отмечено дружным хохотом тетушек Фризалины. Они словно колдуньи сидели сзади, поджимая лапки под себя и грелись на солнышке. И вот теперь оживились и закудахтали. Фризалина спряталась за их крылья.

— Недалекий!

— Да он блаженный! Бо-бо, ты зачем привёл блаженного?

— Я привёл? Да он сам за мной увязался!

— Ваше вел… отец Бо-бо… я, — молодой фазан вновь оступился. Затем проворно встал и заговорил быстро. — Отец Бо-бо, я хотел только узнать, когда вы объявите окончание зимовки можно ли создать свою семью и уйти из стаи?

— Смело.

Старик на минуту онемел. Посмотрел на петушка сначала одним глазом, затем вторым и только после осыпал его вопросами.

— А вы уже нашли место гнездовья? А вы выбрали, с кем хотите создать семью? … а вы прошли курс подготовки? — по мере возникновения вопросов поведение старого фазана менялось: у него постепенно поднимались перья и дергался хвост.

— Да он на вашу Фризалину глаз положил, — закудахтала одна из тетушек.

Отец машинально посмотрел на дочь. Курочка еще больше спряталась за тетушек.

— Фризалина, это правда?

Ей на помощь пришел возлюбленный:

— Нет, ваше величество… отец Бо-бо. Тетушка Фриска все придумала. Я … я еще не выбрал ту, с кем хочу создать семью…

Взгляд его встретился со взглядом Фризалины. Курочка неожиданно вышла из-за крыла тетушки и сказала смело:

— Да, папочка, хотела. Но теперь, думаю, мне рановато создавать семью.

Молодой петушок сел прямо на собственный хвост, широко расставив лапы.

Старик, довольный ответом дочери, вновь отправился вперед, поочередно выставляя лапки. Петушок семенил за ним, надеясь исправить ошибку.

 

 

 

 

 
html counter