Dixi

Архив

Интернет-магазин


Владимир ПУЧКОВ (г. Санкт-Петербург)

Пучков

Растрёпан как старый рубль

судьбой на семи ветрах,

сменил страсть по медным трубам

на воздух в иных мирах,

где к стону губной гармошки

в веселье подмешена боль

и, пряча улыбку в ладошке,

живёшь, как играешь роль

любовника или злодея,

вставая на скользкий путь,

от мысли в душе холодея,

что можешь себя не вернуть.

Задуманных планов много,

продуманных вовсе нет.

Прямой не бывает дорога,

но главное — видеть след.

 

* * *

Каждая строчка

как красная нить,

кант вышивать

по горящему сердцу.

Буквы цепочкой

встают, чтобы жить

и открывать

потаённую дверцу

робкой души,

не давая ржаветь

петлям, подмоченным

в пору ненастья.

Взялся — пиши,

дай другим разглядеть

в мыслях всклокоченных

формулу счастья.

 

* * *

Едва начнёшь искать что где не так,

как на душе разлад и кавардак

такой возникнет ниоткуда вдруг,

что скоро выяснишь, что сам себе не друг,

но, слава Богу, что пока ещё не враг,

так лучше не искать что где не так.

 

Но, если самоедство по душе,

переломи себя и объяви туше,

вскрой, словно вены, истинную суть

и, если пахнет, то не обессудь.

По Сеньке шапка, по нутру и вонь.

Не терпишь запахи — нутро не тронь.

 

Не разобравшись с собственным душком,

не лезь в чужие судьбы напролом.

Чтоб поучать других, будь чист и свят,

а лучше не единожды распят

и воскрешён во искупление грехов,

и обречён на написание стихов.

 

* * *

Извечный труд по прожитым годам

ровнять строкою, выверенной совесть.

В ней всё моё, чужому не отдам,

не сглаживая грань и с памятью не ссорясь.

 

Изменчив мир, но страсть трясти мошной

соперничает с догмами морали.

Искусство жить и не кривить душой,

чтоб пятна злата чувств не запятнали.

 

* * *

Меняя истинные ценности добра

на царство грёз и сладкой жизни мнимое,

за жалких тридцать траншей серебра

мечтают одолеть неодолимое —

желание народа просто жить

среди садов без зарослей укропа,

а не скакать и верить в миражи,

что им подарит благоденствие Европа.

 

Вкусив как пирожок бесплатный сыр

Майдана, в эйфории от подачек

устроили в стране жестокий тир,

простой народ мишенями назначив.

Понять, что выхода из мышеловки нет

им не дано. Одних во лжи потравят,

других в костёр войны, эксперимент

над третьими по выживанью ставят.

 

А полосатый зажиревший кот,

вдруг став любителем борща и сала,

всё рассчитал и терпеливо ждёт

сверхбарышей. Ему всё мало.

Пьянит Майдана кровь, Одессы дым

дурманит голову заморской киске,

но не даёт покоя гордый Крым,

что своевольно ускользнул из миски.

 

* * *

А в Питере гремит гроза

 и дуги радуг подпирают небо.

Эх, кто бы крылья привязал

и дал пинка для старта мне бы!..

Из околоземных орбит

подходит та, что всех повыше,

чтоб никогда я не был сбит

простым снежком с соседней крыши.

Пусть полупьяный астроном

в обнимку с телескопом старым

коллегам будет врать потом,

что самолично зрел Икара.

А на каком-нибудь витке

войду в слои, что поплотнее,

и там в немыслимом пике

сгорю, чтоб стало всем светлее.

 

Вот удаляется гроза,

едва слышны раскаты грома.

Пора и мне раскрыть глаза,

конец мечтам, меня ждут дома.

 

* * *

Немое безразличие

наполнено печалями,

кострам закатов лета

пришедшими вослед.

Чтоб сохранить приличие

не прячьтесь за печатями

погашенного света

улыбок, как монет.

 

Играла осень красками,

засушивая в гранулах

отрывки снов и памяти

об окаянных днях.

Пора расстаться с масками,

не кралась, а нагрянула,

заставив лопнуть в зависти

к счастливым голубям.

 

* * *

Приблудилась в мысли озорная думка

и засела крепко в буйной голове.

Полная советов недопитых рюмка

ночевать осталась в кухне на столе.

 

За окном сгустилась, напустив тумана,

звёздная подруга кофеманов — ночь.

Время заблудилось в поздно или рано.

Утро мудренее, сможет всем помочь.

 

Сон смыкает веки, бесполезна книжка.

Блики сновидений сквозь него ловлю.

Но грызёт как мышка мелкая мыслишка,

тормошит вопросом: как сказать «Люблю»?

 

* * *

Привет тебе от радужных цветов,

растущих в свете звёзд галактики соседней,

чуть более дождливой и весенней,

чем наш приют снегов и холодов.

 

Увы, букет инопланетных роз

не пропустила служба карантина,

но запах их я на губах принёс,

чтоб ты поцеловала и простила.

 

За то, что без тебя в иных мирах

Летал, от невесомости балдея.

Но если б только знала этот страх,

проснуться без тебя и думать: «Где я?»…

 

* * *

Режь, пока я не лезу на стены,

прямо с плотью, а лучше с душой.

Тромб любви закупорил мне вены.

По живому, тебе не впервой,

режь словами и взглядом колючим.

Я, как агнец, готов на убой.

Мне порезы все вытерпеть лучше,

чем терпеть эти муки с тобой.

Режь, любовью нарушены планы,

но себя уличая во лжи,

на глубокие рваные раны

поцелуями швы наложи.

 

* * *

Забудем слово «не везёт»,

как дождь в ненастье,

давай отправимся в полёт

вдвоём за счастьем.

Пусть нас обнимут небеса,

и в поднебесье

мы птиц услышим голоса

и ветра песню.

Любовь подарит крылья нам

и тем поможет

взлететь навстречу облакам

на нас похожим.

Давай оставим в стороне

все разногласья

и устремимся в вышине

за птицей счастья.

 
html counter