Dixi


Литературное объединение «Новые писатели». Занятие восемнадцатое. Необходимое дополнение

 

О ГЕНИАЛЬНОСТИ ОДНОЙ СТРОКИ

 

Один поэт?

Написавший сотню никчемных произведений?

Единожды сотворив жемчужину, войти в историю литературы?

Конечно может! Притом, не только литературы, но и музыки, скульптуры, живописи и.т.д.

Притом, даже без стеснительного баланса из сотни «никчемных произведений». И — даже! — без… жемчужины.

А со звонким и блестящим пятаком.

Пример? «В лесу родилась ёлочка». Кто подскажет авторство?..

А пела и продолжает петь вся страна. Детская половина страны уж во всяком случае.

Еще примеры? Их есть у меня:

«You`re in the Army Now» — группа Status Quo.

Нет, я не скажу, конечно, что всё остальное у них «никчемно», но… Не родись знаменитого хита, и о британской группе (по крайней мере, у нас в совке) знала бы лишь малочисленная и законспирированная каста рок-н-рольных фанатов.

Алан Александр Милн со своим милым медвежонком Винни.

А. Некрасов и его капитан Врунгель (известный большинству именно по мультфильму, а не по книге).

Даниэль Дефо с Робинзоном (кто читал остальное, думаю, меня поддержит).

Пожалуй, еще Д. Мережковский с (моей самой любимой книгой после Библии) «Иисусом Неизвестным». Здесь оговорюсь: отнюдь не умаляю ценность остальных произведений русского философа (кстати, и поэта тоже!), но на фоне «Иисуса» они выглядят, как галька на фоне опала или топаза.

Про Грибоедова уже говорили…

В общем, думаю, я не поведал ничего ни нового, ни оригинального. Все, что нужно было сказать, сказали уже до меня и в частности — блестяще и метко — Леонид.

Я же лишь, возможно, только дополнил и (насколько это у меня получилось?) попытался «улыбнуть» читателя и сделать его — пусть на миг — крохотным солнцем.

Кстати, о «солнце»...

Я очень люблю солнце, да и не могу его не любить: во-первых, потому что во мне течет кровь донских казаков, вперемешку с еще какой-то салавато-юлаевской восточной кровью и, во-вторых, оттого, что я… мартовский.

Но любовь наша — хотите ли нет — не является (как и счастье) категорией постоянной. Она не статична. Не «вмурована» в пьедестал. Но динамична в развитии своем, в многообразии оттенков своих.

Я говорю о любви «в общем», о любви во всех ее проявлениях: от любви мужчины и женщины друг к другу, до любви ребенка к холодному лимонаду…

Если двое любят друг друга, то это еще не значит, что они будут любить друг друга «вечно».

Придет другая (или другой) — как знать? — и конец любви.

Подарил вместо роз горшок с фикусом — пример личный — (я только о фикусе) и… конец любви.

Подала остывший борщ — пример знакомого (наверное, последняя капля) — и… конец любви.

Достался один спасательный круг на двоих и… но не будем о грустном.

 

Малыш, обожающий лимонад, просто выплюнет его, заботливо нагретый так любимым всеми нами солнышком.

Опрокинувшая шезлонг полуголая красотка гневно покажет еще так недавно желанному светилу «fuck!», обнаружив «левизну» купленного ею дорогого солнцезащитного крема.

Моряк, благословляющий ветер «в паруса» только лишь плюнет с досадой в сторону сорванной у него с головы, скачущей по волнам бескозырки.

Один и тот же человек, коченеющий во льдах Гренландии и изнывающий от зноя в песках Калахари, с одинаковыми чувством и эмоциональностью пошлет в адрес одного и того же солнца равнозначную долю молитв или проклятий…

 

Так и в жизни любого из нас случается масса моментов, когда мы относимся к чему бы то ни было совершенно по-разному, в зависимости от места, времени, настроения, состояния души…

Рената, вы улавливаете, о чем я?

Вы же ищете «идеальных стереотипов». И сомневаетесь. И… не находите их.

Да и не найдете. Слишком уж многообразен и противоречив этот мир; и это не от того, что так хочу я или вы, а от того, что так уж он устроен — противоречиво.

И, слава Богу, наверное, что так!

Ведь если все стихи начинались бы с «… солнышко лучистое улыбнулось весело», то это был бы уже какой-то «литературный инкубатор»!

 

Сегодня мне радостно и светло. И я боготворю солнце.

Потому что оно дает мне жизнь.

Завтра я, подобно врубелевскому демону, влекомый своими похотями и страстями, скитаюсь по трущобам мегаполиса, и я — проклинаю солнце. Проклинаю его самый первый, светлый, ослепительный луч. Потому что оно — убивает меня!

Убивает мою крохотную, теплящуюся еще, иллюзорную надежду на «спасение», на встречу с той, которая сможет спасти … сегодня ночью, сейчас … пусть!

 

ОБРЕЧЕННЫЙ НА НОЧЬ

Холодный мрак нетерпеливо меря

Упрямою походкой Командора,

Забыв про сон и время: я — безумный —

Влекусь: куда? зачем? кто даст ответ?

Гремя во тьме тяжелыми шагами,

Распугивая тощих псов безродных,

Глотающих на сонных перекрёстках

Мертвяно-серебристый лунный свет.

 

Увы, мой друг, мне, как и им, от роду

Отмерено сучёной ниткой Мойры

Весь век скитаться под покровом ночи,

Кусая губы от палящих ран,

Ища во тьме обманчивого взгляда...

В крови моей — в кольце второго ада —

Кипит тягучим сладострастным ядом

Греховный вар…

Мне имя — дон Жуан!

 

… О, женщины! Тантала наказанья

Моим сродни: в них голод обладанья.

К любой из вас я хоть сейчас готовый

Сквозь дверь пройти, через окошко влезть,

Нежнейшим змеем, взятым от созданья…

 

Но спят давно капризные созданья

Десятым сном.

Для них любовь всего лишь —

Игра, не боле…

Для меня ж — болезнь.

 

И, в лабиринтах призрачных блуждая,

Прошу, зову, молю и проклинаю

Свою судьбу, желанье, чёрта, Бога,

И вас, лукавых, с ними заодно!

Но, чёрт возьми! Что может быть прекрасней

Мгновенья ослепительного счастья,

Когда себя нам безраздельно дарит

Та, коей имя Женщина дано!?

 

Сегодня в молитве я прикоснулся к Богу. И я плачу слезами радости. И вся жизнь моя, все мое счастье заключаются лишь в этом коротком миге — прикосновении.

 

МОЛИТВА

Боясь спугнуть дрожащую зарю,

Я наг и жалок самому себе,

Перед лампадкой зябкою творю

Свою молитву горькую к Тебе…

 

Ты — суть всему. Начало и Конец.

Ты — Господин. Я — блудный, грешный раб

Я человек: мне страшен твой венец

И тяжек крест. …

Прости меня, я слаб!

 

Мне свет постыл. Мне безотрадна тьма.

Я весь горю. Я в адовом огне.

Я задыхаюсь! Я схожу с ума!

Мой бедный ангел плачет обо мне…

 

… Слезою воск стекает по свече,

Горит лампада тихо как звезда.

И в третий раз послышится вопрос:

«Со Мною ль ты?»

И я отвечу:

— Да!

 

Завтра я потерял самое близкое, самое дорогое — то, без чего просто не мыслю своей жизни, своего существования … и я проклинаю Его!

И я — способен на добро.

И я — способен на зло.

Я как солнце, как ветер, как дождь…

Но я отличен от них разумом. И, Богом данной живой душей.

Способностью тянуться к Свету.

И слышать свою совесть.

И жить, надеясь … между прочим и на ту, свою, гениальную строку, которой еще не написал…

 

Ю. Гончаренко @ Nemo

_____

 

 

            Как вы понимаете, без этого гимна Поэзии закрыть (на время, не волнуйтесь!) наши посиделки, касающиеся стихотворчества, было нельзя.

            Еще раз позвольте напомнить вот о чем. Книга, которую мы рожаем совместно, будет. Она уже прошла стадию зачатия и сейчас находится в эмбриональном состоянии. Ей еще предстоит родиться, немного повзрослеть. Потом она станет собственно изданным томиком, который можно будет подержать в руках. Все еще не знаю, когда это будет. Материала очень много, но в книгу пойдет только лучшее. И уже понятно, что книга не будет УЧЕБНИКОМ (или будет?). Ну, скорее таким сборником эссе… Или все же набором штампов? Нет, надеюсь, что нет.

Я просто хочу напомнить всем, что принять участие в наших посиделках и тем самым стать автором будущей книги не поздно до момента, когда я просто скажу «стоп».

Но, как вы понимаете, этот момент не наступил. Так что мы переходим (скорее возвращаемся) к прозе.

На следующем занятии я скажу, о чем мы станем говорить. Не сомневайтесь, будет интересно.

Л.К.

 

 

 
html counter