Dixi

Литературный четверг

Архив



Сергей ИСТОМИН (г. Белозерск, Вологодская обл.)

ЗЕМНАЯ ЖИЗНЬ КОТА С КРАСНОЙ ПЛАНЕТЫ

Истомин

Глава первая

Встреча

Эта история началась 26 августа 2015 года. Был обычный день, и я только что покинул город. Табун разгорячённых лошадок под капотом моего автомобиля уверенно набирал скорость, стремясь преодолеть силу земного притяжения. За окном мелькали деревья, столбы и дорожные знаки. Ещё минут двадцать и я буду на месте, как вдруг замечаю на обочине кошку… «Ну, сидит и сидит, мало ли чего…»

Мчусь дальше. «Э-эх! Сто процентов голодная, тут и домов-то нет. Обедом с ней поделиться. что ль…» Делаю разворот, еду обратно, а вот и кошь. Останавливаюсь, та, завидев меня, нырнула в кусты.

— Беги-беги, но знай — «от Розарио Агро ещё никто не уходил»[1].

Вытряхиваю содержимое пакета на сиденье. Ну вот, варёным яйцом я тебя и накормлю. Выхожу из машины. «Раз, два, три, четыре, пять! Я иду тебя искать…» Кошь сидит в кустах и стреляет глазами. «Всё, я в засвете». Осторожно делаю пару шагов в её сторону. Зверь даёт понять, что ещё один шаг, и… лови ветра в поле. Отступаю. «Ты же хотел её накормить?! Да я отступать и не собираюсь». Ломаю яйцо на куски и, как голубю, начинаю кидать зверёнышу. Броски оказались на редкость удачными. Кусочки легли с небольшим разбросом, аккурат возле кошачьей морды. «Эх, мама, мама. В баскетбол тебе меня нужно было отдать, сейчас играл бы за какой-нибудь «Кливленд», а не ползал бы по кустам за кошками».

Зверюга почуяла еду, но продолжает следить за мной, видимо ждёт подвоха. Ухожу, через пару минут возвращаюсь обратно. «Ест? Да». Кошь бросила свою трапезу и уставилась на меня.

— Ухожу, ухожу.

Через пару минут снова иду проверять. «Так яйцо съела, стало быть, первый контакт налажен».

Спускаюсь с дороги, зверь начинает мяукать, но не убегает. По голосу понимаю, что это кот. Приближаюсь.

— Так, и кто тут у нас?

Это был кот бело-серого окраса с шикарным хвостом и маской вокруг... Ух, ты?! Глаз цвета неба. Блондин с голубыми глазами! Чудеса! В нём явно угадывалась порода.

Беру его на руки.

— Какой же ты худой!! Мл-я-я-я-я-я-я! За что мне это?

 

Глава вторая

Клиника

Закидываю кота в машину. У того паника. Орёт и скачет, скачет и орёт.

— Надеюсь, ты не страдаешь клаустрофобией?

— Мяу, мяу.

— Ну да, какое это имеет значение?

— Мяу, мяу.

— Сейчас я покажу тебя лекарю.

— Мяу, мяу.

Бросаю своё тело в машину, едем. Кот довольно-таки быстро просёк, что я здесь главный. Перестал скакать, залез ко мне на колени, правда свой рот так и не закрыл.

— Мяу, мяу…

С этими песнями въезжаем во двор ветлечебницы. Заходим. Врач №1 (мы уже знакомы).

— Здрасьте!

— Здрасьте. Как дела?

— Да вот! У нас проблема.

Описываю всё то, что с нами произошло, попутно обшаривая помещение глазами. «Мама дорогая, туда ли мы попали?!» На столе куски мяса, потроха, на полу таз, из которого вываливаются чьи-то легкие.

— Я сейчас занята, проходите дальше, девочки посмотрят.

— Ну да, конечно.

Врач № 2.

— Что с котом делать будете?

В свете только что увиденного этот вопрос меня не удивил.

— Сейчас вы ему ножку отремонтируете, и я его выкину обратно в кусты.

— Хм.

Выходит врач №3.

— Да у вас перелом! Правда, уже всё срослось. Ну, не знаю, не знаю…

Берёт кота и уходит к врачу №1. Что-то мне поплохело, однако. Выглядываю в коридор. Заметили, машут рукой.

— Дуй к нам, у нас здесь весело.

Дую, веселье в разгаре. Врач №1 режет мясо маленькими кусочками и бросает коту, тот почти на лету ловит их и проглатывает, не жуя. В какой-то момент взгляд зверя натыкается на таз с лёгкими. Решение пришло мгновенно: один кусок мяса, но большой — лучше, чем десяток маленьких. Кот бросается на таз, как на амбразуру. Моя попытка его перехватить не увенчалась успехом. Зверь впился зубами и когтями в цель. Хватаю его за заднюю часть, тащу — не отпускает. Все смеются.

Покидаем клинику с пакетиком мяса для кота и обещанием врача №1 ампутировать ножку коту по суставчик бесплатно.

— Ну, это мы всегда успеем.

 

Глава третья

Что делать?

— Мяу, мяу… Куда теперь? Мяу, мяу…

— Домой, не на работу же тебя тащить.

— Мяу, мяу… Здорово ты придумал. Мяу, мяу… Ура, ура… Хочу домой. Мяу, мяу…

— Нет, ну вот чему ты радуешься?! Хлебом-солью тебя никто встречать не будет.

— Мяу, мяу… Лишь бы не прогнали. Мяу, мяу…

— У-у-у-у-у-у. Тогда тебе придётся очень сильно постараться, убедить трёх кошек, одного пса и хозяйку дома, что ты именно тот, кто нам нужен.

— М-я-я-я-я-у-у-у…

— Страшно? То-то. Я тебя введу в курс дела, а дальше всё зависит от тебя.

— Мяу…

— Итак, Мотя, используя танковую классификацию, — это ЛТ, лёгкий танк. Самая безобидная, к тому же у неё было повреждение лапы, типа твоего. С ней ты поладишь без проблем. Рыся — это СТ, средний танк. Считает себя главой прайда, будет биться с тобой за территорию. Быстра, сильна и очень опасна. Муся — это ТТ, тяжёлый танк. Не стой у неё на пути. Переедет, мякнуть не успеешь. Рик — это таможня. Взяток не берёт, подкупить невозможно.

— М-я-я-у-у-у…

— Ладно, не парься. Рика и хозяйку дома возьму на себя, с кошками договаривайся сам. Всё понял?

— Мяу, мяу…

— Тогда вперёд и с песней.

— Мяу, мяу, мяу… Мяу, мяу, мяу…

 

Глава четвёртая

Знакомство с Факерами

Приехали.

— Отставить песню, солдат. Слушай мою команду! Рот не открывать, заходим по-тихому, быстро набиваем тебе живот и ты до вечера как мышка сидишь в комнате. Понял?

— Мяу.

Беру кота на руки, идём к дому…

— Мяу, мяу… Мяу, мяу…

— Это кого ты там тащишь? — вылетело из открытого окна.

— Да я вот котейку нашёл…

Заходим. Хозяйка, отмахиваясь от нас телефоном, убегает в другую комнату.

— Понятно. Дочь на проводе. У нас есть несколько минут.

Наполняю коту миску, тот набросился на еду, не дожидаясь команды. Зубы стучат по тарелке как тысяча барабанщиков. Жуткое зрелище.

— Слопал?

Теперь бросок на второй этаж, зверя в комнату, сам в оборону.

— Нет, нет, нет… Даже не думай. Он там всё обметит, забирай его и иди куда хочешь…

План не сработал, а вот и тяжёлая кавалерия. Муська, почуяв незнакомца, несётся в нашу сторону. Хватаю кота под мышку.

— Мя-у-у-у-у-у.

ТТ влетает в комнату и не увидев кота вслепую наугад бросается за диван:

— Я знаю, что ты где-то здесь.

— Мяу…

Ретируемся во двор, следом за нами несётся вся котобанда, Рик и хозяйка дома. Настигают нас возле бани. Рик:

— Гав, гав… Молодец, хозяин — поймал нелегала… Гав, гав… Визу, визу покажи… Паспорт, паспорт давай… Гав, гав… Тупые нелегалы… Да кто же вас сюда таскает?! Гав, гав… Поймать бы этого проводника, порвал бы, как тузик грелку. Гав, гав…

Рыся, припадая на передние лапы, шипит и строит страшные рожи:

— Всё, студент! Попался?! Тебе конец…

Я ни разу такого не видел! Кошка и собака в одной связке. Беда. И хозяйка туда же:

— Как хочешь, но ему тут не место.

— Пусть хоть до вечера в бане посидит, а то меня уже на работе потеряли.

Закидываю кота в баню. Хозяйка:

— Лоток ему не забудь поставить.

Бегу за лотком, возвращаюсь.

— Ну что, пацан?! Твои шансы на нуле. Лоток-то хоть знаешь что такое?

— Мяу, мяу… знаю, знаю.

— Да ладно?!

Ставлю лоток. Кот, недолго думая, залезает и делает свои дела.

— Паре-е-ень… Твои акции резко пошли вверх.

— Мяу.

Уезжаю на работу.

Утро следующего дня. Хозяйка:

— Ну что, пойдём, посмотрим, кого ты там пригрел.

— О-о-о! В рядах коалиции наметился раскол.

Идём. Кот сидит в углу, ожидая свой приговор.

— Да уж, надо бы его намыть.

Уходит.

— Всё, котяра, ты только что приобрёл важного союзника. Поздравляю! Это ещё не победа, а всего лишь маленький успех. Не расслабляйся.

 

Глава пятая

Имя

Прошло три дня. Ничего примечательного за это время не произошло. Кот жил в бане. Отъедался, отсыпался — набирался сил. Рик нёс службу на границе. Кошки отступили, и было не понятно, то ли они смирились с появлением незнакомца, то ли готовились к генеральному сражению.

Вечер. На небо высыпали звёзды. Их ровный свет, проходя сквозь листву деревьев, рисовал причудливые узоры на лужайке возле дома. Она качалась на качелях, он сидел в кресле, кот дремал неподалёку. Хотя, нет... Кот не спал, а слушал их разговор.

Она:

— Мне совершенно не нравится, как ты называешь кота. Бася, Вася… Вася, Бася… Что это за имена?! Они ну никак не подходят к нашему коту.

Он:

— Хорошо, придумай другое имя.

— Пусть будет Марик.

— Ну уж нет. Пусть остаётся Вася-василёк.

Она перестаёт раскачиваться и, глядя на небо:

— Вон видишь ту звезду? Наш кот прилетел оттуда и поэтому его зовут — ******.

— Выходит, что наш кот внеземного происхождения?

— Выходит, что так.

— Он летел на Землю с важной миссией…

— Да.

— … и его корабль, потерпев аварию, рухнул в районе Белозерска…

— Да!

— … в этой катастрофе кот и повредил лапу.

— Да, именно так всё и произошло.

— Хм. Есть же кот в сапогах, пусть у нас будет кот-космонавт. И даже космонавты тоже иногда должны спать.

Берёт кота и закрывает его в бане. Уходят.

Кот:

— Что это было? Мне дали новое имя? Меня оставляют или как? Вопросы, вопросы… Может быть меня полюбили?

Лезет в коробку.

— Ну нет. Я сегодня точно не усну, скорей бы утро.

Прыгает на подоконник и, прильнув к стеклу, смотрит на звёзды.

— Значит, я прилетел оттуда? Ну, дела. И меня зовут... Марсик?! Я — Марсик! Я — МАРСик!! Я — МАРСИК!!!

 

Глава шестая

Сволочь

Через несколько дней кот был переведён в дом. По этому поводу не было торжественной линейки и пламенных речей, банкетов и концертов, всё прошло достаточно буднично и лаконично. Зато у Марсика появилась своя комната, а в ней — домик для игр, плед на подоконнике и коробка с матрасиком. Вечер и ночь прошли спокойно.

Утро. Зверь выскочил из своей комнаты как чёрт из табакерки и устроил скандал. Жесть. Он матерился на своём марсианском языке как сапожник. Распугал всех кошек, хозяйку и меня в том числе.

— В баню засранца! — закричали кошки.

Хватаю кота и закидываю в комнату. Даю всем прийти в себя, после чего запускаю операцию по телепортации пришельца обратно в баню. Начинаю отсчёт.

— Пять! Четыре! Три! Два! Один! Поехали…

Но что-то пошло не так. Может ему кислород в голову ударил? Может у него в тот момент была перезагрузка матрицы? Не знаю, но зверёныш умудрился укусить меня за руку.

— Больно-то как…

К вечеру рука распухла и напоминала боксёрскую перчатку (малость преувеличил). Еду в больницу.

Врач, делая мне укол:

— Как же так случилось, что такого взрослого мужчину кот искусал?

Пожимаю плечами и рассказываю всю историю.

— Что с котом делать будете?

— Пока не решил.

— Через три дня к хирургу на приём и повторный укол, так сказать, контрольный выстрел.

Прошло три дня. Поликлиника. Кабинет хирурга. «Не знаю, откуда здесь взялся мексиканец! А может он выходец из Средней Азии? Каким ветром его сюда надуло?»

Мексиканец (так я буду звать доктора) задаёт вопросы — я отвечаю.

— Кто кусил? Когда кусил? Кот свой?

— Приёмный.

Мне показалось, что здесь он меня не понял.

— Когда были в приёмном покое?

Что-то пишет.

— Что с котом делать будете? — это подключилась к разговору одна из пациенток.

«Почему всех интересует судьба этого кота?» — произношу про себя. Вслух:

— Хотите вам отдам?

— Нет, нет… такого зверя нам не надо.

Мексиканец:

— Ну что? Сейчас от столбняка, а завтра начнём делать серию уколов от бешенства. Прерывать нельзя и самое главное — всё это время ни капли спиртного. Последний укол в декабре. «Ай да кот! Ай да сукин сын! Закодировал меня, зараза». «Ёжики плакали, кололись, но продолжали есть кактус…» — это про меня.

Да, кстати, а где кот и что с ним, спросите вы.

А кот, как ни в чём не бывало, сидел в бане и жрал мои котлеты. Сволочь.

 

Глава седьмая

Барабашка

После последних событий на семейном совете было принято решение дать Марсику вольную: пусть гуляет где хочет, с кем хочет и сколько захочет. Сказано — сделано.

Утром, покормив его завтраком, со словами «Беги янычар», я распахнул ему дверь в новый мир. Котяра выбежал во двор и растворился в зарослях малины на нейтральной территории. Тогда мы ещё не знали, что Марсика увидим лишь через сутки.

Периодически я выходил во двор и, делая круг почёта по участку, кыскал его. Открывал, закрывал дверь в баню, а когда стемнело, включал там свет в надежде, что кот как мотылёк прилетит на огонёк. Всё зря. Тишина. Со стороны, наверно, всё это выглядело смешно. Не удивлюсь, если соседи, глядя на меня в этот момент, ржали как кони. Ещё бы! Взрослый дядька целый день каждые два часа совершал крестный ход, что-то бормоча себе под нос, поднимая глаза к небу и почёсывая за ухом. Для полноты картины оставалось упасть на колени и зарыдать: «Господи, прости дурака!»

Зверь пришёл на следующий день и был забанен на целые сутки, а потом всё повторилось вновь.

Утро… дверь… «Беги янычар…» и кот, растаявший в малиннике.

Наступил вечер. Я сидел в комнате на втором этаже и размышлял о бренности бытия. И когда как мне показалась я уже познал истину, неясный шорох и приглушённый стук досок за стенкой выдернул меня из этого состояния, вернул к реальной жизни. «Что это было? В нашем доме завелась барабашка?»

Надо сказать, что звуки исходили из чердачного нежилого помещения, назовём это так, но человек не сможет туда попасть, а барабашка? Да запросто. Мистика?! Лишь Рысе каким-то таинственным образом удавалось заходить с улицы в дом через этот чердак.

— Так! Где Рыся? — кричу жене.

— Рыся дома, на диване.

— Тогда что это за стуки? И кто бы это мог быть? Хм…

Что-то мне подсказывает, что есть какая-то связь с исчезновением кота и появлением таинственных звуков. Сдаётся мне, что я уже знаю имя этой барабашки! Осталось проверить мою догадку. Спускаюсь на первый этаж, беру фонарик, открываю дверь на веранду:

— Ночной дозор: всем выйти из сумрака.

 

Глава восьмая

Два товарища

— Что это?!. Каша, что ли?

— Овсянка, сэр!

Именно так начиналось каждое марсианское утро.

Вечером хозяйка варила кашу, утром я её бодяжил, разбавляя вкусняшками, затем относил коту на дегустацию. Сегодня, решив, что кашу маслом не испортишь, и со словами: «Этот поросёнок всё сожрёт», добавил остатки рыбных консервов.

— Ням, ням… Вкусняшка… Окунь в томатном соусе. Хотя нет… Окунь в овсяной каше! Да я — кулинар!

Кот то с жадностью уплетал похлёбку, то вдруг, бросая своё занятие, подбегал к открытой двери и смотрел по сторонам, как бы проверяя: «Нет никого? Хорошо», затем возвращался обратно.

— Не бегай, ешь спокойно. Никто не отберёт твою кашу. Дураков нет.

Съев первую порцию, котяра потребовал вторую, после третьей, довольно хрюкнув, сел рядом со мной. Да-да… Он просто сел рядом со мной. Мы сидели как два барана и смотрели в открытые двери. Молча. Минут двадцать. Где-то я читал, что друг — это тот, с кем можно просто помолчать. Любопытно. Смотрю на кота.

— Мы уже стали друзьями?

Кот же, не обращая на меня никакого внимания, сканирует близлежащую местность, а на горизонте замаячила Мотя, и мой юный друг, позабыв обо всём на свете, сорвался с места.

Асса!

 

Глава девятая

Операция

Незаметно пролетел сентябрь, одарив нас погожими деньками. Ему на смену пришёл октябрь с ветрами, дождями и первыми заморозками. И как-то на душе вдруг стало неуютно и тоскливо. Начинаешь понимать — зима не за горами, дыхание Снежной Королевы уже близко.

Утром проснулись с твёрдым намерением провести коту обрезание. А что делать? Приближающиеся холода и нежелание Марсика подчиняться правилам социалистического общежития вынудили нас пойти на такую крайнюю меру, хотя я не совсем уверен, что это поможет.

Быстро позавтракав, грузимся в машину. Котяра запаниковал, видимо решив, что мы хотим от него избавиться.

— Давай-ка, дружок, полезай в сумку.

Едем. Город маленький: три минуты и мы на месте. Очередь. Ждём. Сумка ползает по полу и матерится, то вдруг замирает, как бы размышляя, чем нас ещё удивить, то переворачивается и ползёт обратно. Наконец подошла наша очередь.

Врач №1:

— А, это опять вы! Заходите, заходите. Это тот самый кот? Отъелся-то как! Держите его крепко, а я сделаю укол. Готово.

— Марсик, спи!

Марсик хочет встать и убежать. Суетимся вокруг него.

Врач №1:

— Какие же вы шебутные!

А мы бегаем вокруг стола, поправляя пелёнки.

— Марсик, спи! Закрывай глазки.

— Марсик, отбой!

— Господи, сколько лишних движений! Так идите, подождите в коридоре.

Выталкивают нас за дверь. Ждём. Прошло пятнадцать минут.

— Забирайте своё счастье.

Счастье лежало на столе с безучастным видом, и мне показалось, что в этот момент это было самое несчастное счастье на нашей планете.

 

Глава десятая

Сумасшедший дом

После операции Марсик вернулся прямиком в дом минуя баню и занял комнату на втором этаже. Первые сутки прошли спокойно, а на вторые котяра устроил нам сюрприз. Что это было? Месть за операцию или попытка застолбить территорию? Доподлинно неизвестно. Зверёныш просто взял и извозюкал нам весь диван. Что тут началось?!

— В баню засранца! — закричала жена.

Этот возглас, как выстрел стартового пистолета, дающий начало соревнованиям, запустил превращение нашего тихого семейного гнёздышка в сумасшедший дом.

— Так точно, — кричу в ответ.

Тут же хватаю гадёныша и, невзирая на его сопротивление, волоку к выходу. Кошки в радостном возбуждении бегут вприпрыжку за нами и поют хором.

— Мяу, мяу… До свиданья, наш ласковый Марсик, возвращайся в свой сказочный лес… Мяу, мяу.

Рик крутится под ногами, пытаясь внести свою лепту в изгнание дьявола.

— Гав, гав… Ну, что? Спалился, красавчик… Гав, гав… Я сразу понял, что ты не тот, за кого себя выдаешь. Гав, гав…

Кот яростно сопротивляется, орёт и пытается укусить меня за руку.

— Шутишь, дружище?! Я уже все твои приёмчики знаю, второй раз фокус не пройдёт.

А вот и дверь! Открываю её и со словами: «Дорогу в баню сам найдёшь», выкидываю зверёныша во двор.

Всю оставшуюся часть дня разбираем диван, стираем, чистим — пытаемся привести его в первоначальный вид.

На следующее утро. Жена раньше меня убежала на работу. Встаю, иду на кухню, а воображение уже рисует картину, что на столе лежит приказ о снятии Марсика с довольствия или ещё хуже: о его депортации из нашей галактики. Вхожу — на столе чисто, открываю холодильник…

— Опаньки! Что я вижу?!

На полке стоит кастрюлька с прикреплённой запиской: «Сначала покорми Марсика». Занавес.

 

Глава одиннадцатая

Курица

Часть 1.

Что-то нас вчера торкнуло, что мы плохо кормим нашего Бармалея, он же Марсик. Всё каша да каша, каша да каша. Бедный парень лупит её по три тарелки за раз и всё равно голодный. Вечером собрался и походкой парализованного человека поковылял в магазин. Гололёд. Темно. Ползу потихоньку: «Ночные окна мне освещают путь…» Дополз. Взял курицу и в обратный путь. Значит волоку тушку, прижимая её к груди, а у самого мысль мелькает: «Я! На ночь глядя! В магазин за жрачкой для кота! Господа, что вообще происходит?»

Донёс. Отварили, нажарили, накормили. Всех накормили. Кот успокоился, первый раз за три месяца вдоволь мяса наелся. Красота.

Сегодня жена поползла в магазин за тушкой, её очередь.

— Давай, — говорит, — сто пятьдесят рублей на цыплёнка! Это ведь твоему коту надо.

— У-у-у-у-у, какая жадина!

 

Часть 2.

Через несколько дней.

Курица стала таким же нужным продуктом в рационе Марсика, как хлеб на нашем столе. Как ни крути, а мы-то его едим каждый день.

Утро. Жена уже убежала на работу. Встаю, иду на кухню. На столе замечаю записку. Читаю и понимаю, что вечером у нас состоится экономический форум. Отсюда вопрос: «Под какой вывеской пройдёт эта встреча?» Варианты. Первый: Марсик толкает нас в финансовую пропасть. Второй: ты на своего кота тратишь больше, чем на меня. Третий: это бизнес-план на получение гранта. Своего рода попытка добиться дополнительного финансирования. О-хо-хо. Как бы ни пришлось делать выбор между женой и котом.

Шутка!

 

Глава двенадцатая

Два друга

Да-да! Мы такие. Мы быстро вспыхиваем и быстро затухаем, так и с Марсиком, точнее, с рассказом о нём. У кота пропало желание чудить, а может просто стало меньше возможностей для выкрутасов. У меня — складывать буквы в слова, а слова в предложения, но в наших отношениях с Марсиком появились другие прелести. Теперь у нас с ним каждый вечер обниматушки.

Я прихожу к нему в комнату…

— О как! Беспризорник с третей попытки обзавёлся собственным жильём…

Включаю комп, сажусь поудобней, закидывая ноги на стол. Котяра запрыгивает на меня и начинает тарахтеть как трактор, тыкаясь своей усатой мордой в моё небритое лицо.

— Марсик не мешай!

Но тот, не переставая, тарахтит, как будто хочет что-то мне рассказать, чем-то со мной поделиться. Я же не понимаю марсианского языка и продолжаю заниматься своими делами. Тогда Марсик перебирается на стол, перекрывая собой монитор, смотрит на меня, как бы говоря: «Ты меня не забыл? А я весь день по тебе скучал».

Мои робкие попытки сдвинуть его с места пресекаются на корню падением Марсика на клавиатуру или мышь.

— Попробуй, передвинь! Я ещё и вот так могу.

Стол достаточно большой и на нём могут уместиться три кота, при этом мне не мешая, но котяра считает иначе: это ведь я к нему пришёл, и, стало быть, правила устанавливает он. Да-а-а-а уж! Видимо я приобрёл компаньона для вечерних посиделок. Сейчас не могу, но когда закончится моя кодировка, я обязательно достану бутылочку доброго эля, соберу нехитрую закуску, и мы с ним поднимем бокалы за наше здоровье и здоровье всех наших читателей. Удачи.



[1] Цитата из художественного фильма «Невероятные приключения итальянце в России».

 
html counter