Dixi


Ирина ГИЛЯЗОВА (г. Пермь) ПАЛЬТО

Гилязова

Да-да, это было именно пальто... В один из туманных апрельских дней Лия бродила в задумчивости по торговым галереям, пока ее не остановил чей-то пристальный взгляд. В зале не было других покупателей, но Лия интуитивно повернулась в том направлении, откуда почувствовала внимание и остановилась напротив скромно висящего в углу зала темно-серого пальто с красивым объемным воротничком и изящными пуговицами в крапинку. Она почему-то не смогла отвести взгляд от вещи, подошла и осторожно прикоснулась к мягкому рукаву.

Ладонь наполнилась таким приятным ощущением тепла, что Лия продолжала и продолжала гладить рукой ткань. Вскоре подскочила бойкая продавщица, обрадованная тем, что кто-то заглянул в ее отдел и начала тараторить без остановки, ловко выхватывая из многоярусных рядов плечики с очередными новинками и расхваливая тренды сезона. Но Лия видела перед собой только удивительное пальто, которое, казалось, тоже смотрело на нее пристально и загадочно. Она поняла, что просто не может уйти и попросила вещь для примерки. Когда пальто приятно охватило талию, и Лия ощутила нежное прикосновение шелкового подклада, то у нее не осталось сомнений относительно покупки. Странно, но не удалось отыскать ценник или хотя бы ярлычок с указанием фирмы и размера, и даже в электронной базе отсутствовала стоимость товара. Все же проблема каким-то образом решилась, а пальто было аккуратно упаковано и передано своей милой очаровательной хозяйке.

Когда Лия с большим пакетом в руках переступила порог квартиры, ей показалось, что по стенам разливается солнечный свет, несмотря на затянутое серыми облаками небо. Девушка жила одна, и любой уголок здесь был воплощением тихой домашней радости. Большие овальные часы на стене словно уговаривали каждую секунду немного задержаться в комнате, а светлые блики, пробиваясь через игольчатую крону аспарагуса, рассыпались кружевным узором на цветных занавесках. Лия положила пакет на кровать и осторожно извлекла столь неожиданное приобретение. Она аккуратно расправила пальто на поверхности покрывала, вытканного цветочными бутонами, затем вновь с восхищением провела рукой по мягкой бархатистой ткани. Каждая деталь, каждая складочка наполняли каким-то неведомым ощущением покоя и уюта. Тонкими изящными пальчиками Лия дотронулись до пуговиц и убедилась, что они пришиты очень надежно и не потеряются. Она вообще с большим вниманием относилась к своим вещам, но впервые испытывала такое трепетное чувство, рассматривая пальто. «Тебе здесь понравится, милое Пáльтико!» — улыбнулась Лия, затем надела его и долго кружилась у большого зеркала в прихожей. Вечером, устроившись на диване с чашкой чая, Лия ненароком поглядывала в угол за шкафчиком. Там на розовых махровых плечиках торжественно расположилось загадочное чудо, поблескивая пестрыми пуговицами в свете оранжевого абажура, напоминающего огромный апельсин.

Когда Лия появилась на работе в новом пальто, коллеги с восхищением отметили, что оно очень элегантное и особенно ей идет. К тому же девушка была слегка взволнована, а это лишь добавляло очарования ее облику. Теперь Лие нравилось вечерами гулять в новом наряде по аллеям парка или вдоль набережной, но и дома она могла надеть любимое Пáльтико и танцевать под звуки загадочного вальса, звучавшего в воображении. Необъяснимое волнение повторялось вновь и вновь когда изделие заботливо окружало стройную фигурку, а пуговицы соединяли серые отстроченные полочки. Пальто больше не оставалось ночью висеть на плечиках за шкафом. Лия раскладывала его рядом с собой — на шелковом покрывале, и, ласково поглаживая удивительное пушистое создание, засыпала сладким безмятежным сном.

Но вскоре на улице стало совсем тепло. Пальто приходилось оставлять дома, что было существенным огорчением. Конечно, Лия ждала завершения холодов, но настолько успела привыкнуть к Пáльтико, что без него чувствовала себя озадаченной и рассеянной. После работы она спешила домой, где обнимая своего ласкового друга, прижималась щекой к мягкой ткани, уткнувшись лицом в воротник.

Однажды во время обеденного перерыва Лия задержалась в сквере. Солнце пригревало по-летнему, и стайки воробьев весело прыгали среди веток кустарника. Вдруг какой-то молодой стильно одетый мужчина подошел к ней и произнес: «Такая красивая девушка скучает в одиночестве? Разрешите составить вам компанию?» Лия немного растерялась. Во-первых, она не скучала, а во-вторых, реплика незнакомца была слишком банальна для знакомства. Но оценив его доброжелательную улыбку и приятный голос, Лия ответила: «Да, пожалуйста». «Михаил», — представился незнакомец. «Лия», — ответила девушка. «Какое красивое имя!» — удивленно воскликнул Михаил. «И вы очень-очень красивая», — заключил он, невольно любуясь ее недоверчивым взглядом. Они немного прошли по аллее, но Лия поспешила обратно, отговариваясь тем, что ей пора возвращаться. Поворачивая в переулок, она увидела, как Михаил сел за руль новенькой белой «Ауди», припаркованной неподалеку.

Лия работала дизайнером в коммерческой фирме. Работа ей нравилась, тем более, что интересные решения и идеи принимались и поощрялись руководством, а кабинет был самым просторным и светлым в офисе. В обеденный перерыв они с девочками-коллегами вместе бежали в соседнее кафе, обсуждая последние события, фильмы, покупки. Затем многие направлялись в ежедневный тур по продуктовым магазинам, чтобы пополнить семейные запасы и обрисовать в общих чертах план предстоящего ужина. А вот например у Кати вечера были свободными, и она посвящала их поискам своей второй половинки. По утрам неугомонная хохотушка веселила коллег своими рассказами и звала Лию с собой для компании. Но Лия не любила шумные посиделки и вообще не спешила окунуться в какую-либо авантюру. Она была вполне довольна своей уютной квартиркой и тихими вечерами, особенно в последнее время.

В один из пятничных дней яркая смеющаяся Катя прибежала в офис в необычайно приподнятом настроении и объявила, что по случаю дня рождения приглашает коллег на летнюю вечеринку. Девочки с восторгом рассматривали ее новое экстравагантное платье, а во время обеда собрались в фойе, чтобы придумать поздравление для своей подруги. Лия тоже не могла обидеть Катю и отказаться от приглашения.

Июньский вечер получился чудесным. В летнем кафе играла веселая музыка, а светлое небо давало понять, что с сумраком на ближайшее время покончено. Наступило время почти белых ночей с опьяняющими ароматами соцветий жасмина, кружевной розовой сирени и атласных пионов. Шумная компания во главе с Катей расположилась на террасе и с восторгом подхватывала очередную песню под сладкие брызги шампанского. Но вот зазвучала медленная романтичная мелодия, и на центральной площадке появились первые танцующие пары. Вдруг Лия увидела, что к их столику направляется высокий молодой человек. Она узнала того самого Михаила, с которым познакомилась около месяца назад. Улыбаясь, он подошел к Лие, и, протянув руку, произнес: «Позвольте вас пригласить». Затем обратился к девушкам за столиком: «Могу я украсть на несколько минут вашу очаровательную подругу?» Лия смутилась, но отказывать было неловко, и они закружились под звуки приятной мелодии и восторженно-удивленные возгласы коллег. Лия смотрела с некоторым недоумением, но Михаил поспешил объяснить: «Простите, я иногда вижу вас на улице и останавливаюсь, чтобы проводить хотя бы взглядом». «А вот сегодня мне повезло необычайно», — тихо добавил он.

Михаил был довольно успешным бизнесменом, и перспектив роста еще имелось предостаточно. Он развелся года два назад, но бывшая жена с огромными губами и неестественно загнутыми вычурными ресницами еще долго донимала выплатой полагающейся суммы. Михаил с раздражением вспоминал ее глупые выходки на вечеринках, шальной взгляд и вечно вылезающий из очередного декольте бюст. А ведь сначала эта эффектная особа его очень увлекла, и он даже недальновидно оформил с ней отношения без всякого брачного контракта. «Сам виноват, следующий раз буду умнее», — ругал себя Михаил, но особых причин для расстройства не было. Вмешательство в свою жизнь более возвышенных чувств он как-то благополучно миновал, да и задумываться о разных отстраненных вещах в повседневном круговороте не было времени. Но при всем этом, Лия сразу вызвала в его душе странное, неведомое ранее смятение. Михаил смотрел на ее мечтательное выражение лица и представлял, как достойно она будет выглядеть в стóящем платье и соответствующем макияже. В деловых кругах уже давно закончилась мода на фигурных девиц с силиконовыми формами. Ценились дамы утонченные, овеянные загадочными грезами и туманами, с глубоким таинственным взглядом. «Да нет, макияж даже будет лишним», — удовлетворенно решил для себя Михаил, представляя, как появится с Лией на очередном бизнес-фуршете.

В понедельник девчонки окружили свою подругу и наперебой расспрашивали о таком привлекательном незнакомце. Лия с улыбкой отшучивалась и отвечала, что не собирается начинать какие-либо отношения, хотя родственники, друзья и знакомые давно пытались внушить ей мысль о необходимости устроить личную жизнь. Лия вообще сомневалась, стоит ли в подобных вопросах следовать чьим-либо советам и правилам, но все же, когда Михаил в очередной раз появился в дверях с букетом шикарных роз, почувствовала неловкость за свою отстраненность и решилась принять приглашение на ужин.

Вскоре Михаил сделал Лие предложение. В памяти промелькнула история несостоявшегося брачного контракта, но он понимал, что не стоит упоминать о подобных вещах при этом неземном создании. Невиданное дело, теперь Михаилу было неловко даже закурить в присутствии своей избранницы. А ведь любая из его знакомых женщин просто с ума сходила, когда он, закуривая небрежным жестом, бросал искоса откровенные взгляды. Но с Лией все эти штучки не имели абсолютно никакого смысла. При встречах она мило улыбалась и смотрела огромными глазами в неведомое пространство, которое существовало только для нее. Лия и сама была словно в странном сне, не совсем сознавая, кто этот человек и зачем они снова едут в очередной бутик или ресторан. Впрочем, Михаил видел, что она несколько сторонится его, и когда на горизонте уже появились осенние деньки, начал действовать более настойчиво. Он также чувствовал, что Лия в силу своего характера не сможет разорвать отношения без веской причины и будет следовать его решениям. Невероятно, но за несколько месяцев все его мысли и ощущения оказались во власти необычайного отрешенного взгляда Лии. Последнее время Михаил невольно сравнивал ее с диковинной стрекозой, хотя раньше никогда не мыслил аллегориями.

Осень встретила неожиданным похолоданием. Погода стояла сухая, но с пронизывающим северным ветром, который вечерами раскидывал кусочки багряных облаков по всему горизонту, словно ворох опавших листьев. В пятницу Михаил заказал столик в одной из приватных зон шикарного ресторана, чтобы не спеша, в приглушенной комфортной атмосфере склонить свою избранницу принять окончательную дату свадьбы и обговорить все вопросы. Надев новое платье, Лия подошла к шкафчику и погладила рукав своего милого Пáльтико. Ей вообще хотелось остаться дома и никуда не выходить. Она понимала, что категорически не хочет менять свою жизнь, но не могла заявить об этом. Не то чтобы Лия боялась обвинений в неблагодарности или глупости, а просто не знала, как объяснить Михаилу причину внезапного отказа. Это было настоящим барьером, за которым она оказалась, не имея сил выбраться. Глубоко вздохнув, Лия взяла сумочку, и вдруг у нее возникла мысль надеть любимое пальто, ведь на улице было достаточно прохладно. И пусть внизу ее ждала «Ауди» с полной комплектацией, включая климат-контроль, зато в своем Пáльтико Лия чувствовала себя уверенно и спокойно. Когда она вышла из подъезда, Михаил ощутил странное раздражение, словно дистанция между ними еще больше увеличилась. Его не покидало впечатление, что какая-то невидимая сила укрывает ее. Михаил не мог найти этому объяснения и решил, что пальто просто противоречит платью из новой коллекции, купленному накануне специально для этого вечера. Когда они подъехали к ресторану, ему с большим трудом удалось уговорить Лию оставить пальто в машине и убедить, что на охраняемой vip-стоянке будет достаточно безопасно.

Обстановка действительно располагала к откровенному и приятному общению. Музыка звучала словно издалека, не мешая Михаилу очаровывать свою спутницу. Уверенным движением он разливал золотистое шампанское в высокие бокалы, одновременно обнимая Лию и словно невзначай поправляя локон, упавший на нежное плечико. У Лии кружилась голова. Она смотрела на мерцающие в хрустальных гранях огни, стараясь не потерять нить разговора, но мысли постоянно ускользали. Лия просто кивала в ответ на все, о чем так эмоционально рассказывал Михаил. И все же он не остался без внимания. Когда они с Лией вышли в фойе, взгляды всех присутствующих дам были обращены на молодого высокого красавца, по-видимому, абсолютно довольного жизнью.

За рулем «Ауди» был Вадим — товарищ Михаила, которого тот попросил отвезти их вечером. Когда Лия села в машину, то почему-то не увидела в салоне свое милое Пáльтико. Но ведь она оставила его там несколько часов назад. Поймав этот встревоженный взгляд, Михаил улыбнулся, сел рядом и обнял Лию. Машина плавно выехала со стоянки. Сначала Лия думала, что он переложил пальто и постоянно оглядывалась, пытаясь его найти. Но когда подъехали к дому, Михаил выскочил из салона, открыл Лие дверь, а затем торопливо накинул ей на плечи свой пиджак. Лия настороженно спросила: «Где мое пальто?» Михаил рассмеялся и сказал: «Тебе оно больше не нужно, завтра утром мы едем в торговый центр». Он хотел поцеловать Лию, но она, побледнев, резко отвернулась и дрожащим голосом потребовала: «Отдай мое пальто, пожалуйста!» Михаилу эта ситуация показалась очень комичной. Играя, он схватил девушку и заключил в объятия, но Лие было не до смеха. Несколько секунд она стояла неподвижно, словно внутри скручивалась невидимая, но сильная и неуправляемая пружина. Затем Лия неожиданно резко вывернулась и отскочила, чувствуя, что произошло. Едва сдерживая судорожное дыхание, она твердила: «Где оно? Скажи сейчас же, где мое пальто?» Михаил крайне удивился такой перемене, так как еще не видел это очаровательное создание в подобном состоянии, пожал плечами и ответил: «Я попросил Вадима, чтобы он выбросил это старье. Милая, успокойся, я тебя одену как принцессу». После этих слов в глазах Лии появилась какое-то дикое отчаяние. Задыхаясь, она металась вокруг машины, не зная, куда бежать и что делать. Затем Лия бросилась к Вадиму, который сидел за рулем, и, с трудом преодолевая судороги, сжимающие голосовые связки, закричала: «Где оно?.. Где?.. Где мое пальто?» Вадим, в недоумении взглянув на Михаила, ответил: «Я заезжал в автосервис... ну и бросил там в подсобке». Лия некоторое время ошарашено смотрела на него, пытаясь сообразить, что нужно делать, а затем бросилась бежать по ночной улице. Михаил догнал ее и, схватив, потащил домой. Он был несколько раздосадован этой ситуацией и приговаривал: «Да, я попросил Вадима выбросить эту тряпицу. Ну что за истерику ты устроила, это ни в какие рамки не входит». Возле двери подъезда он схватил у Лии сумочку, вытряхнул ключи, отвел ее в квартиру и уложил на кровать. Сумочку и ключи положил рядом. Затем вышел и захлопнул замок. Михаил был в некотором недоумении, но решил, что это спиртное так сильно повлияло на девушку. «Ничего, утром будет совсем в другом настроении», — усмехнулся он, спускаясь вниз по лестнице.

После бури эмоций Лия впала в состояние полного оцепенения. Мысль о потере глухо билась в сознании, но силы совершенно покинули ее. В комнате было включено освещение, но оранжевый абажур казался ярким солнцем, а покрывало летним лугом. Так она и погрузилась в забвение до самого утра.

Очнулась Лия от странного внутреннего импульса, словно кто-то пытался ее разбудить. Она подняла голову, с трудом понимая, что происходит. Ярко освещенная комната, серое сумеречное утро за окном, редкие капли дождика на стекле. «Ну вот, все-таки небо затянуло», — рассеянно подумала девушка. И вдруг сознание пронзила отчаянная мысль: «Пáльтико!» Лия мгновенно вскочила и вспомнила все, что произошло вечером. Она начала лихорадочно ходить по комнате в поисках разумного решения. «Нужно действовать, но действовать правильно, — проговаривала вслух свои мысли Лия. — Главное — понять, где и как искать». Иногда ей становилось не по себе, но Лия взяла себя в руки, переоделась, умылась, и, накинув куртку, вышла из дома. Она помнила слова Вадима об автосервисе, и конечно первым делом зашла в огромный автосалон на соседней улице, в котором Михаил часто оставлял свою машину. Удивленные сотрудники долго не могли понять, что она ищет, но затем, пожав плечами, ответили, что никто на этой машине к ним не приезжал и не оставлял никаких вещей. Лия посетила три автоцентра, расположенных неподалеку, затем еще несколько в соседнем районе, и все безрезультатно. Оптимизм уже начал покидать ее. Девушка устало брела вдоль улицы, когда случайно увидела за углом дома скромную вывеску «Станция техобслуживания». Лия прошла через двор к невысокому кирпичному строению и толкнула зеленую деревянную дверь. Помещение было заполнено различными запчастями, покрышками и прочими непонятными предметами. У окна сидел старичок в серой поношенной кепке и читал газету, стараясь поймать текст через стекла смешных круглых очков. Он с удивлением посмотрел на Лию и спросил: «Где же твое авто, красавица?» Вздохнув, Лия ответила: «Я пальто ищу». Отложив газету, старичок добродушно рассмеялся и произнес: «Для тебя, милая, и пальто отремонтируем». Поведав о вчерашней истории, Лия вызвала в своем собеседнике неподдельное сожаление и удивление. «И что творится с людьми, разве можно вот так взять и выбросить у человека вещь», — приговаривал старичок, открывая дверь в подсобку, где хранилась ветошь, какие-то тряпки и стопки пожелтевших газет. «Я не был здесь вечером, — сказал он Лие. — Но заходи, посмотри. В журнале записана «Ауди» вчера в восемь тридцать». Лия шагнула в полутемную комнатку и начала оглядываться по сторонам. Здесь невозможно было разобрать и яркие цвета… но вдруг ее взгляд оказался буквально притянутым к серой ткани, торчавшей из-под груды ветоши. Лия подскочила, схватила рукой краешек, и ее словно осветил солнечный лучик. Ощущение от этого прикосновения она бы не перепутала никогда. Раскидав ветошь, Лия едва не лишилась чувств от счастья. Да, это было оно — ее милое любимое беззащитное Пáльтико, которое вчера бросили в гору мусора, чтобы разорвать на части. Лия схватила его, с силой прижала к себе и долго стояла неподвижно, словно не могла до конца поверить в такой чудесный финал. Слезы бежали по лицу, но она ничего вокруг не замечала. Старичок, изумленно покачивая головой, осторожно дотронулся до ее плеча и сказал: «Ну, будет, будет плакать, девонька. Нашла ведь ты свою вещичку». А когда Лия, восторженно поблагодарив его, убежала со своим драгоценным серым свертком, заварил себе в стакане крепкий чай и долго потягивал горячий напиток, сидя у окна и размышляя о чем-то своем.

Михаил проснулся поздно, но в достаточно бодром состоянии, несмотря на большое количество пива, дополнительно выпитого ночью в баре. Он вспомнил прошедший вечер, потер виски и удовлетворенно усмехнулся. Ему даже понравилось, как преобразилась Лия, когда была вне себя. «До чего же ты милая!» — произнес он вслух. Когда Михаил подошел к ее квартире, то услышал журчание воды и знакомый нежный голосок — девушка напевала какую-то песенку. «Ну вот, совсем другое дело. Видимо, уже готова к покупкам», — решил полностью уверенный в себе молодой человек и нажал кнопку звонка. Но что-то было не так в это солнечное утро. Лия распахнула дверь весело и непринужденно. На растрепанном локоне переливались искорками мыльные пузырьки, а лицо ее было озарено такой светлой улыбкой, что Михаил от удивления не сразу нашел, что сказать. Видеть Лию настолько счастливой ему не приходилось. Почему-то в этот момент весь бодрый настрой утреннего гостя начал стремительно и бесповоротно исчезать. Некоторое время он молча смотрел на нее, а затем, опасаясь быть неубедительным, произнес: «Ну вот, я вижу, ты меня ждешь». Тогда Лия тихо, но серьезно ответила: «Извини, я никуда не поеду». Михаил уже чувствовал, что ситуация развивается не по его сценарию, но не хотел отступать. Он с улыбкой уговаривал ее перестать шутить, затем начал нервничать и в итоге настойчивым тоном потребовал объяснить, что произошло. Лия молча слушала, понимая, что лучше дать ему выговориться, а затем сказала: «Мне не нужны новые вещи, я вернула свое пальто». Разумеется, Михаил был не способен понять ее слов. Окончательно сбитый с толку и выведенный из себя, он воскликнул с каким-то безнадежным недоумением в голосе: «Ты определись, кто для тебя важнее — я или пальто?» Лия словно ждала этого вопроса. Она облегченно выдохнула и коротко ответила: «Пальто». Михаил не смог что-либо возразить в ответ. Он молча постоял несколько секунд, затем развернулся и вышел, с силой захлопнув входную дверь.

Лия тоже немного постояла в прихожей, а затем как-то особенно легко вздохнула, пожала плечами и устремилась в ванную комнату к своему чудесному Пáльтико, окруженному облаками ароматной пены.

А ночью состоялось невероятное и удивительное путешествие. Огромная желтая луна смотрела в окно, мягко освещая стену комнаты, по которой время от времени пробегали тени качающихся за окном веток. Лия лежала в полумраке, обнимая свое вновь обретенное драгоценное серенькое чудо и умиротворенно смотрела на стрелки овальных часов, вытянувшиеся в вертикальную линию в верхней части циферблата. После пережитых волнений сон не приходил, хотя Лию это совсем не беспокоило. Она прикрыла глаза, наслаждаясь знакомым ощущением легкости, и вдруг в какой-то момент поняла, что поднимается на огромную высоту. Лия чувствовала свое тело и знала, что продолжает оставаться на месте, но границы восприятия изменились и стали почти бескрайними. Как ни странно, новое состояние казалось совершенно естественным, а ощущала она себя воздушным мотыльком. Впереди продолжали таинственно покачиваться тени, но это уже были кроны каких-то диковинных деревьев, покрытых нежными резными листочками. Лия уловила их приятный шелест и устремилась туда, где за склонившимися ветвями открывался изумрудно-зеленый луг. Здесь она оказалась охваченной таким чувством восторга, которого не испытывала никогда ранее. Бескрайние просторы простирались до самого горизонта, затянутого сиреневой дымкой, каждая травинка была наполнена нежным, словно мерцающим изнутри сиянием, а цветы, разбросанные по этому волшебному ковру, предстали воплощением совершенной красоты. Ведь они совмещали в себе не только изысканность форм и яркость красок, но также скромность и грустную нежность полевых цветов, что невозможно увидеть одновременно в земных растениях. Созерцание любого из них наполняло ощущением абсолютного покоя и счастья. Вдруг Лия услышала, что кто-то говорит с нею. Конечно, это не был голос в привычном понимании, но именно такие голоса звучат в наших снах, когда мысли и чувства становятся чем-то единым и наполняются необычайно тонкими оттенками, недоступными обычному человеческому языку. Какое-то близкое и дорогое существо находилось рядом все это время. Да, именно, это был голос ее любимого друга, облаченного в тело из мягкой шерстяной ткани, шелкового подклада и черных с серыми крапинками пуговиц. Еще более удивительно, что можно было одновременно и слушать своего собеседника, и отвечать ему. Ведь потоки мыслей и чувств не прерывались, а каким-то непостижимым образом сливались в гармоничное целое, в поток тончайшей энергии, проявляющийся диковинным цветком среди изумрудной травы, и чудесный аромат этого цветка сохранялся в самых затаенных глубинах души.

Неизвестно, в какой момент закончилось путешествие, но стрелки на циферблате теряющихся в полумраке часов по-прежнему показывали полночь. Комната была такой же, как и мгновением ранее. Впрочем, вряд ли у мгновения имеется измерение. Открыв глаза, Лия некоторое время старалась осознать происходящее, затем почувствовала знакомое ощущение в ладонях и вдруг поняла все, что происходило после того туманного апрельского дня. Не имея иной возможности появиться в земном мире, неведомое создание поселилось в тело из сотканных в теплую материю нитей. Поселилось в надежде жить рядом с той, без которой не было сил находиться за границей иной реальности. А Лия просто не могла не почувствовать сердцем, насколько дорого ей пушистое серое Пáльтико, согревающее ее с такой нежностью, которая может быть только у любящего всей душой существа.

Октябрьские вечера выдались на удивление чистыми и прозрачными. Тающие солнечные лучи освещали редкие кроны деревьев и словно растворялись в легкой осенней дымке. Задумчивая девушка с нежными светлыми локонами медленно кружилась на качелях в уютном уголке двора вместе с тонкими листочками, изредка слетающими с веток. Иногда она проводила рукой по мягкой ткани своего пальто, затем закрывала глаза и умиротворенно улыбалась, прижимаясь щекой к складкам воротничка. А когда город окончательно утонул в синих сумерках, погас и оранжевый апельсин в ее окне. Вскоре волшебные сны невидимыми облаками опустились с небес.

 
html counter