Dixi

Архив

Интернет-магазин


Валентин ЗАЙЦЕВ (пгт. Мари-Турек, Республика Марий Эл)

Зайцев

Себя благодарю

Себя благодарю за то, что я живу,

За струны, что поют в моей душе,

За тишину, которой я дышу,

За свой полёт крутой на вираже.

 

Спасибо, что живу я в радости своей,

За дней моих, прожитых в холода.

Что повидал я разных на земле людей,

И разные встречались города.

 

Себя благодарю за дружбу и врагов,

В своих ошибках многое познал.

Кто рядом был со мной, а кто-то на засов

Закрывшись, дверь в беду не открывал.

 

Спасибо, что живу! Но многое начать

Мне надобно, добро опять творить.

За то, что завтра есть ещё о чём мечтать,

Поэтому хочу с судьбой дружить.

 

Вдвойне спасибо всем за тысячи минут

Счастливых тех, что был всегда им рад.

Но пусть года мои непрожитые ждут,

Пусть ждёт меня десятки лет закат.

 

 

* * *

Сегодня осень не со мной,

Вчера простился с ней.

Она ушла к себе домой

Не по моей вине.

 

Повсюду голые стволы,

Прошел уж листобой.

Придется накрывать столы

И пить за упокой.

 

В душе родившимся стихом

Ее уход отпеть.

И запасаясь впрок теплом,

Морозы вновь терпеть.

 

 

Мое перо вчера упало

Мое перо вчера упало,

Нет силы рифму подыскать.

Не знаю, что со мною стало,

Не знаю, как себя понять.

 

Прошла весна, за нею лето,

За осенью пришла зима.

Перо валяется, а где-то

Давно уж пишутся тома.

 

Эх, мне б приделать к рифмам ноги

И убежать куда-то вдаль

Искать перо, слагать бы строки,

Прогнать уставшую печаль.

 

 

Мне другой красы не надо

Помолчу немного и сегодня

Кружевами изрисую жизнь.

Натяну потуже я поводья

И умчусь в заоблачную высь.

 

Русь моя! О как же ты красива!

Вся лежишь, открыв свои глаза.

Реки обнажив свои, стыдливо

Ты сплелась, как девичья коса.

 

Только жаль, поля твои пустынны,

Изредилась, не лежишь во ржи.

В деревнях твоих лежат морщины,

А в отдельных нет людской души.

 

Все равно ты, Русь моя, чудесна,

По тебе страдаю от любви.

Что там будет завтра, неизвестно,

Лучше, чем Россия, не найти.

 

Мне другой красы уже не надо,

Коль отпета песня соловья.

Каждый миг есть для меня отрада,

Я живу дыханье затая.

 

 

Мое сердце еще стучит

Мое сердце еще живет,

Мое сердце еще стучит.

Я готов день и ночь напролет

У Всевышнего жизнь просить.

 

Я не буду гореть в аду,

Я сумею дойти до звезд.

Если надо, в огонь пойду,

Если надо, пройду сто верст.

 

Лишь бы только пожить чуток,

И назло может быть врагам

Я смогу сделать этот рывок,

Свою жизнь никому не дам.

 

Не хочу я гореть свечой,

Не расплавлюсь, я крепок как сталь.

Я дышу! Я еще живой!

Прошлой жизни нисколь не жаль.

 

Было, смело я шел вперед,

Не смотрел по пути назад.

Был я бит, но прошел я вброд,

Тот участок, что вел меня в ад.

 

Не согнулся, хоть гнули одни,

Выпрямлялся… И снова — жить!

Кто-то жаждал столкнуть с пути,

Но не смог я под ними ныть.

 

Мне бы жизни один глоток,

И побольше его глотнуть.

Мне бы только один росток,

Полной грудью бы жизнь вдохнуть.

 

 

Я омою глаза летним дождиком

Я омою глаза летним дождиком,

Уплыву за моря вместе с облаком.

Убегу от себя в ночь глухую,

Я порой не живу — существую.

 

В новолуние пойду в гости к звездам,

Постучусь в окна к ним, где их гнезда,

Подмету Млечный Путь до околицы,

Во дворце приберусь, в светлых горницах.

 

Ничего, что живу вольной птицею,

Что нарушил я жизни традицию.

Больше манит меня в одиночество,

Там в гостях буду я, так мне хочется.

 

Соберу я полынь — траву горькую,

Настелю под себя ее горкою.

Рифмы буду свои выбраковывать,

И как бусинки в нить их просовывать.

 

Вновь омою глаза росой свежею,

Свои рифмы на шею повешу я.

Вместе с дождиком ко крыльцу спущусь,

Отдохнувший весь, я домой вернусь.

 

Мне бы так вот пожить хоть немножечко —

Ел бы целый день только с ложечки.

Но отпел я свою удаль звонкую,

Удаль славную, удаль громкую.

 

 

Я живу, как могу

Убиваю себя медленно,

Знаю, сердце стучит болезненно.

Часто думаю я — жизнь прошла,

В сердце рано зачем-то боль вошла.

 

Я живу как могу, пусть медленно,

Для кого-то стал незаметным я.

Вот вчера я кому-то нужен был,

А сегодня меня он уже забыл.

 

Не смогу я сгореть пламенем,

Изнутри я закроюсь ставнями.

Не хочу теребить мысли я,

Поживу как смогу, с мыслями.

 

 

* * *

Я сегодня проснулся рано,

От звезды прикурил сигарету.

Слышу голос в ночи — сопрано,

Это песенка осени где-то…

 

Ну а лето — как будто всадник

Скачет в осень, ей топчет пятки.

Лето в осень спешит на праздник

И играть будет с нею в прятки.

 

Станет осень в жилетку плакать,

Многоточьем распишет лужи.

Будут листья на землю падать,

А ночами напустит стужи.

 

Улетят перелетные птицы —

Жить не смогут в холодном краю.

Будет ночью мне снова сниться,

Что в гостях за столом в раю:

 

Сентябрина обнимет нежно,

Октябрина нальет вина,

Ноябрина же очень снежно

Поцелует любезно меня.

 

Я сегодня проснулся рано,

От звезды прикурил сигарету.

Слышу осени голос — сопрано,

Ее песнь уходящему лету.

 

 

Моя бессонница

Ко мне пришла моя бессонница,

Пришла одна, без приглашения.

Какая же она бессовестная,

Стучится в сон, когда раздетый я.

 

Опять за полночь тихо стукнуло,

А я лежу, глаза открытые.

Вон за окном она аукнулась,

Уже идет, чуть-чуть прикрытая.

 

И не ложится рядом, топчется,

Меня зовет к себе бестыжая.

А я лежу, мне спать не хочется,

Мой сон бессонница уж выжила.

 

 

* * *

Малым теплом вчера вечером чуть обласкало,

Ветер раскачивал тихо на дереве лист.

Воду в гармошку красиво в пруду собирал он,

А поздняя осень нежданно взяла свою кисть.

 

Окна в узорах, и в лужах застыли картины,

Ветер куда-то унес свой прерывистый свист.

Только пылает огнем у дороги рябина,

И в воздухе холод ноябрьский надолго завис.

 

Росписью в небе красуясь, журавушки спели

Песню свою, и давно унесли уж на юг.

Пусть за угорами зимушка прячет метели,

Там она ищет метелям их тихий приют.

 

Рыжая осень повсюду размазала краски,

След удивительный радугой так и застыл.

Словно пришла эта осень к нам в гости из сказки,

И след этой осени так незаметно остыл.

 

 

Голос из далёкого детства

Безвременно ушедшей милой и дорогой маме

Анне Владимировне посвящаю

 

Мне слышится порою голос редкий,

Доносится он мне издалека.

Ведь это мама наклонясь над зыбкой

Баюкает родимого сынка.

 

О чём, когда лежал я в колыбели,

Ты пела мне красивым голоском?

Так бережно брала меня с постели,

Чтоб накормить «священным» молоком.

 

О чём мечтала, сидя у окошка?

О чём ты, плача, думала тогда?

Зачем и почему тебе кукушка

Напела слишком краткие года?

 

Спросить я не успел, ты слишком рано

Ушла из этой жизни, заспешив.

Ушла навечно, быстро, безвозвратно,

До дней моих счастливых не дожив.

 

Летят года, как птицы с поднебесья,

И я уже совсем немолодой.

Но слышится знакомая мне песня,

Над изголовьем голос мне родной.

 
html counter